Президент США Барак Обама, как накануне и его российский коллега, дал итоговую пресс-конференцию. В отличие от Владимира Путина, хозяин Белого дома сделал упор на экономические достижения своей администрации. Опять досталось России: американский президент снова поместил ее в один ряд с «Исламским государством» и вирусом Эбола.

Хотя Обама, как и Путин, устраивает ежегодные итоговые пресс-конференции, проходят они с меньшим размахом — другие задачи. Для российского лидера такая встреча с журналистами — часть саморепрезентации, для американского — отчет о проделанной работе.

Как и все президенты США, Обама проводит эти пресс-конференции в Белом доме, и на них приглашаются только журналисты президентского пула, а таких сравнительно немного.

На сей раз настроение у главы американской администрации было приподнятое, и общение с репортерами он начал в шутливом тоне: «Все, чего я желал на Рождество, — это ваши вопросы».

Как и его российский коллега, в ходе своей пресс-конференции Обама посвятил много времени экономике. Перечисляя достижения за минувшие 12 месяцев, он рассказал, что уходящий год стал весьма продуктивным для экономики США: было создано 11 млн новых рабочих мест, и Штаты вышли «на первое место среди производителей нефти и газа». Американская автомобильная индустрия, которая еще недавно переживала тяжелые времена вместе со своей лежащей на боку столицей Детройтом, снова возродилась и в ней было создано 500 тыс. новых рабочих мест. Вообще, слово «работа» и его производные в выступлении президента звучали чаще других.

Как и Путин, Обама вспоминал о кризисе 2008 года, правда, мировом. Он заявил, что Америка смогла не только достойно выйти из него, но и опередить «всех своих конкурентов». Так же как и российский президент, хозяин Белого дома в своем вступительном слове мало говорил о внешней политике, но, конечно же, перечислил те мировые проблемы, в разрешении которых первую скрипку, по его мнению, играют США.

Так, Вашингтон возглавляет коалицию, противостоящую исламистам, ведет за собой международное сообщество, которое выступает против «российской агрессии» на Украине, и руководит борьбой с Эболой.

Упомянул Обама и недавнюю сенсацию — восстановление после более чем полувекового перерыва дипломатических отношений с Кубой. Не забыл и про Афганистан, откуда через две недели выведут последние войска США и НАТО.

«Мне тут дали список тех, кто хорошо себя вел», — начал американский президент основную часть пресс-конференции, посвященную ответам на вопросы журналистов. Первый касался решения компании Sony Pictures снять с проката фильм «Интервью» об убийстве северокорейского лидера Ким Чен Ына после поступивших в ее адрес угроз и хакерских атак. Обама решение корпорации не одобрил: «Такого не должно быть — чтобы где-то какой-то диктатор устанавливал цензуру в США!»

На вопрос, собирается ли Обама посмотреть эту картину сам и таким образом поддержать Sony, он ответил, что составляет список фильмов, обязательных для просмотра, и является поклонником творчества актеров, сыгравших в «Интервью».

Общение американского президента с журналистами было менее формальным, чем у его российского коллеги: например, Обама поинтересовался у корреспондента журнала Politico, куда она переезжает из Вашингтона, и, узнав, что в Брюссель, под общий хохот сказал: «Думаю, своя версия Politico — это то, что нужно Брюсселю». Конечно, Путин также знает многих журналистов своего пула, однако на публике подобного дружелюбия не демонстрирует.

Пресс-конференция Обамы длилась всего час с небольшим. За это время свои вопросы президенту смогли задать лишь восемь журналистов. Отвечая на них, он рассказал, что, несмотря на сближение с Кубой, ехать туда пока не собирается, что ждет от министерства юстиции доклада о положении афроамериканцев в тюрьмах, а также раскритиковал проект прокладки трубопровода из США в Канаду.

Так получилось, что в этот раз президент отвечал на вопросы журналистов исключительно женского пола. «Ни одного вопроса от мужика, и это было классно», — написала в своем твиттере корреспондентка британской Guardian Мириам Элдер, некогда работавшая в Москве.

Правда, особо жестких вопросов дамы Обаме так и не задали, что отметили в соцсетях их коллеги-мужчины. Например, никто так ничего и не спросил главу американского государства про практиковавшиеся до недавнего времени пытки заключенных в секретных тюрьмах ЦРУ за пределами США.

В то же время обозреватель Washington Post Крисс Силизза назвал итоговую пресс-конференцию президента лучшим общением с журналистами за весь год. Он отмечает, что тон Обамы, который совсем недавно пережил поражение своей партии на ноябрьских выборах в конгресс, разительно изменился.

По мнению Силиззы, сработала совокупность факторов: за время после выборов американский президент добился соглашения по ограничению выбросов парниковых газов с Китаем, издал указ, разрешающий детям нелегальных эмигрантов на законных основаниях пребывать в США, и пошел на нормализацию отношений с Кубой. «Этот последний месяц стал для Обамы тем, о чем он мечтал: возможностью совершать большие дела и заключать соглашения», — отмечает обозреватель Washington Post.