По словам двух чиновников, участвовавших в секретных переговорах в феврале во время зимней Олимпиады в Сочи, помощники уверили Путина, что Россия достаточно богата, чтобы перенести финансовые последствия возможного вторжения на Украину, пишет Bloomberg.

Этот вывод выглядит теперь тяжелым просчетом.

Россия подняла процентные ставки и потратила по меньшей мере $87 млрд или 17% своих валютных резервов в попытке предотвратить перерастание краха курса рубля в панику. До сих пор ничего не сработало.

Ситуация близка к панике, признает сотрудник аппарата правительства: \»Все понимают, что нынешний экономический кризис — следствие политического кризиса, который возник из-за возвращения Путина в Кремль. То есть никакие финансовые или экономические антикризисные планы ситуацию кардинально не изменят\».

Несмотря на заверения в Сочи, Путин сейчас столкнулся с возможно наиболее серьезным экономическим кризисом с 1998 года. Американские и европейские санкции и, что более важно, падение цен на нефть подрывают резервы, которые послужили стимулом путинской аннексии Крыма, несмотря на международный протест.

История российских валютных резервов очерчивает в конкретных цифрах дугу путинской власти, от краха конца 1990-х к пропитанными нефтью богатствами 2000-х и к новому ужасу, господствующему сегодня.

Когда растущие цены на нефть подпитывали экономику, увеличивающиеся российские валютные резервы стали символом экономической мощи и предметом гордости Путина.

Три правительственных чиновника охарактеризовали февральские дискуссии как важные с точки зрения позиции Путина по Украине. Прошел ряд переговоров перед тем, как Россия помогла Виктору Януковичу, тогдашнему президенту Украины и союзнику Путина, сбежать от ожесточенных протестов.

Путину сказали, что у России достаточно валютных резервов, чтобы аннексировать Крым и пережить любые санкции, которые могут за этим последовать. Три чиновника на условиях анонимности заявили, что Путин мог бы не дать ход происходящему, если бы Россия не обзавелась денежными резервами в благоприятные времена.

По состоянию на 5 декабря Россия имела 416 млрд долларовых резервов, включая 169 млрд, распределенных между двумя специализированными фондами. Однако с крахом рубля эта кладовая опустошается быстрее, чем кто-то мог предполагать. У рядовых россиян началась паника.

\»Неконтролируемый шок подорвет доверие ко всей путинской экономической модели. Резервов недостаточно\», — сказал Кирилл Рогов, сотрудник Института экономической политики.

Вероятно, ЦБР потратит еще 70 млрд долларов на защиту рубля, который упал почти в два раза по отношению к доллару в этом году. Но расходование резервов затруднит для Путина смягчение надвигающейся рецессии, ублажение приближенных и проецирование власти за рубежом. Также есть опасность для кредитного рейтинга России.

\»Для Путина те резервы, что Россия накопила за 14 лет, равноценны политической власти\», — заявил бывший министр финансов России Алексей Кудрин. Когда Путин пришел в Кремль в 1999 году, Россия была почти банкротом. У него было меньше 13 млрд долларов в распоряжении при 133 млрд долларах внешнего долга, накопленного в основном в советские времена.

Однако в 2007 году, когда резервы выросли до 300 млрд долларов, Путин открыто выступил с критикой США, а в 2008 году, имея в загашнике 598 млрд, Россия вторглась в Грузию.

Deutsche Bank AG предупредил, что если санкции не будут отменены, Россия может потерять свой кредитный рейтинг инвестиционного уровня.

Рейтинг ниже инвестиционного уровня может вынудить некоторые фонды продать имеющиеся у них российские государственные облигации. Это также может привести к снижению рейтингов крупных компаний, таких как Газпром и Лукойл, добавив дополнительное давление на рынок. Россия в настоящее время оценивается на один уровень выше мусорного агентством Standard & Poor’s и на два уровня выше в Moody\’s Investors Service и Fitch Ratings.

Около 40% российских резервов находятся в двух национальных фондах благосостояния, подконтрольных министерству финансов. Правительство ищет способы выкачать деньги из этих фондов, чтобы помочь лишенным наличности предприятиям, сохраняя при этом как можно больше валюты. По данным Bloomberg, российские компании должны выплатить около 50 млрд долларов по нерублевым облигациям и займам к концу 2015 года.

Выкачивание средств из резервов может еще более подвергнуть риску положение страны в глазах инвесторов, как это признали сами чиновники.

Однако мало кто в Москве ждет паники от Путина. \»Для Путина важно лишь одно: деньги есть? — сказал экономист Сергей Алексашенко. – \»Да, ну и до свиданья\».