\"Россия\"\»Говорят, что русский император Николай Первый, которого на Западе называли жандармом Европы, сказал по поводу гибели \»Великой армии\» Наполеона, что у России есть всего три союзника — ее армия, ее флот и зима\», — пишет Михаэль Штюрмер на страницах немецкой газеты Die Welt.

И вот на днях один высокопоставленный российский чиновник, выступая на ежегодном заседании Валдайского клуба в Сочи, припомнил слова \»свирепого царя\»: \»Во времена, когда Россия и Запад находятся в состоянии экономической войны, в которой ключевое значение имеют нефть, газ и трубопроводы, нынешняя зима все еще будет на стороне России\».

Российское руководство, продолжает Штюрмер, пытается \»произвести впечатление уверенности, однако времена развала Советского Союза, когда цена на нефть в 1986 году снижалась на 6-8 долларов в день и оставалась на этом уровне длительное время, до сих пор остаются для него кошмаром\».

Россия является государством-поставщиком нефти с 1970-х годов, напоминает автор, и благодаря этому Кремль мог позволить себе многое, в том числе не только хорошую жизнь для номенклатуры, но и достойный уровень жизни для маленьких людей. Он мог не только финансировать коммунистические партии на Западе и вооруженные \»экскурсии\» в такие далекие страны, как Куба, Ангола и Мозамбик, но и поддерживать свой ненасытный военно-промышленный комплекс.

\»Нефтяные кризисы 1973 и 1979 годов приносили Кремлю богатый урожай, так почему что-то должно было случиться, когда два ближневосточных государства — Иран и Ирак — начали воевать друг с другом? Почему вместо того, чтобы расти, цены на нефть, а вместе с ней и на газ, упали?\» — говорится в статье.

Автор отвечает: когда иранские войска начали одерживать верх над армией Саддама Хусейна, Саудовская Аравия и США усмотрели в этом угрозу для себя (саудиты — из религиозных, а американцы — из геополитических соображений). В результате Саудовская Аравия открыла нефтяной кран и у Ирана закончились деньги. То же самое, правда непреднамеренно, произошло и с Советским Союзом. Для него это стало началом конца, подчеркивает Штюрмер.

Сегодня российский бюджет и выполнение социальных обязательств рассчитаны на нефтяную цену в 95 долларов за баррель, но сланцевая революция в США, застой в мировой экономике и приход на рынок новых поставщиков сбивают цену. Отметка в 84 доллара, утверждает журналист Die Welt, станет для России критической.