\"544dee3d256da_image1\"\»В воскресенье вечером, когда подводились итоги выборов в украинский парламент, президент Петр Порошенко выступил на телевидении, чтобы поздравить сограждан с успешным голосованием и, сославшись на предварительные результаты, указать, какой рубеж пересекла страна: коммунистическая партия Украины, политическое наследие советского прошлого страны, которая всегда выступала за тесные связи с Россией, не получила ни одного места в парламенте\», — пишет корреспондент Time Саймон Шустер.

Поражение компартии, \»символичное само по себе, подвело итог трансформации Украины, которая началась с революции этого года и во многих отношениях закончилась голосованием в воскресенье. Если коммунисты и другие пророссийские партии имели огромное влияние на Украине до восстания и твердую опору в восточной части страны, то теперь они не играют никакой роли\», — утверждает автор статьи.

По мнению журналиста, прозападным украинским политикам следует поблагодарить за свой успех российского президента Владимира Путина. Его решение вторгнуться в Крым и аннексировать его в марте пробудило на Украине ненависть к России. Последующая поддержка Путиным украинских сепаратистов закрепила раскол между братскими еще недавно народами, пишет Шустер.

\»Какой бы ни был шанс у Путина удержать своих союзников у власти на Украине, теперь он представляется упущенным, и одновременно он утрачивает мечту о создании нового политического альянса из крупнейших государств бывшего Советского Союза\», — рассуждает автор.

\»Во время голосования в воскресенье также обнаружилась лживость заявлений Путина о том, что на Украине власть захватили крайне правые радикалы, — считает Шустер: — хотя бескомпромиссные националисты действительно сыграли ключевую роль в революции, мало кто из них попал в парламент\».

Но реальная угроза для России никогда не исходила от украинских демагогов — она исходила от политиков, таких как президент Порошенко, которые намерены поставить Украину в колею вступления в Евросоюз, говорится в статье. Этот путь не будет легким, так как западные лидеры вряд ли готовы принять с распростертыми объятиями 45-миллионную страну с разрушенной экономикой. Но национальный консенсус относительно европейской интеграции и долговременного разрыва с Россией, который влечет за собой эта политика, сейчас сильнее, чем когда-либо в постсоветской истории Украины, заключает журналист.