У Владимира Владимировича получилось, и он, все всякого сомнения, войдет в учебники истории — только не российские, а украинские. Потому что именно Владимир Путин, и никто другой, смог превратить жителей востока и юга Украины в сплоченную политическую нацию, готовую защищать свою страну от агрессора и ничем не отличающуюся от сограждан запада и центра. Никакой, даже самый массовый Майдан, не смог бы добиться этого результата. А Путин — смог.

Если мы всерьез будем говорить о кардинальных отличиях нового украинского парламента от предыдущего, то мы, конечно же, заметим, что и олигархическое влияние в Верховной Раде сохранилось, и немало поднадоевших уже избирателю политических персонажей, и популизм, которого всегда было предостаточно, на этих выборах буквально зашкаливал. И найдем только одну существенную разницу — все это теперь происходит исключительно в рамках украинского политического поля, а не в результате противостояния проукраинского и пророссийского. Никакого пророссийского практически нет, и уже никогда не будет. В этом как раз и состоит заслуга президента Путина перед украинским народом.

Для того, чтобы понять, почему у него получилось, следует знать психологию жителей востока и юга, все же отличающуюся от российской. Ну вот, например, «коллективный Днепропетровск» — город с большими амбициями, стремящийся заниматься большими проектами и управлять большими государствами. И, нужно признать, у днепропетровцев это зачастую получалось — вспомним Советский Союз Леонида Брежнева или Украину Владимира Щербицкого и Леонида Кучмы. Украинское Приднепровье — это зеркальное отражение Российской империи, не случайно же Потемкин мечтал о третьей ее столице именно в Екатеринославе. Но что бывает, если у людей с такими амбициями вы отбираете территорию? Правильно, они становятся патриотами оскорбленной страны. Как говорят и поют в самом Днепропетровске — к нам пришла Родина.

Но аннексии Крыма было недостаточно для юга Украины, «коллективной Одессы». Одесса любит шикарную беззаботную жизнь, морские прогулки, портовую торговлю, пляжи и рестораны. На государственническую возню вокруг она всегда смотрела иронично. Но гибель Донецка и Луганска, буквально за несколько дней превратившихся в города-призраки, ставшие прибежищем плохо управляемых из Москвы вооруженных банд, сделала из одесситов патриотов Украины буквально за считанные дни. Потому что если одессит закроет глаза и представит себе сожженную Дерибасовскую, опустевший порт и походный лазарет в Аркадии — то никакая Россия ему больше никогда не будет нужна.

Но и это еще не все. У меня есть подозрения — впрочем, неплохо подтвержденные результатами прошлых выборов — что на избирателей Донбасса и Крыма даже такого рода действия российского президента не повлияли бы. И они продолжили бы голосовать за тех, кто эксплуатировал лозунг дружбы с Москвой в качестве основного политического козыря. Но Владимир Владимирович точным ударом отсек от основной территории Украины места с проживанием наиболее пророссийской части населения. Даже знаменитый бросок на Новоазовск Владимир Владимирович совершил ровно тогда, когда украинские войска освободили всю Слобожанщину и Приазовье и подошли собственно к Донбассу.

Иногда мне кажется, что рукой Владимира Владимировича водит лично Степан Андреевич. В смысле Бандера. В кого-то он вселился — либо в Суркова, либо в Володина, либо в Иванова, либо во всех сразу. Потому что мечтой Степана Андреевича был патриотичный украинский парламент, понимающий исходящую от России опасность — парламент, в котором пророссийские силы были бы прочно маргинализированы и не имели бы никакого шанса не то что прийти к власти, но даже влиять на будущее государства. Парламент, в котором даже самому большому симпатизанту Москвы пришлось бы притворяться украинским патриотом и кричать «Героям слава!», чтобы сохранить награбленную собственность и депутатский мандат. И вот, благодаря стараниям Владимира Владимировича эта мечта Степана Андреевича наконец-то осуществлена.

Виталий Портников