Светлой стороной нестабильности на финансовых рынках стало продолжающееся снижение нефтяных цен. С июня они успели упасть на 25%. Такое падение не только выгодно американским потребителям, которым, по мнению одного из экспертов оно поможет сэкономить до 600 долларов на домохозяйство, но и серьезно бьет по трем проблемным нефтегосударствам — России, Ирану и Венесуэле. Агрессивно антиамериканская внешняя политика, которую эти три страны вели в последние годы, финансировалась по большей части за счет огромной выручки от продажи нефти.

Несмотря на все культурные и географические различия, режимы Владимира Путина, Али Хаменеи и Николаса Мадуро объединяют как общий автократический характер, так и претензии на региональное господство. Больше половины бюджетных доходов всем им обеспечивает экспорт нефти. Соответственно, бездефицитность бюджета у них зависит от нефтяных цен. По данным Economist, России для этого нужно 100 долларов за баррель, Венесуэле — 120, Ирану —140.

Падающие цены могут усилить эффект направленных против России и Ирана международных санкций. Иран, за два года потерявший около 45% нефтяной выручки, смог увеличить экспорт и вернуться к экономическому росту, заключив временные договоренности по ядерной программе. Однако падение цен сводит на нет этот эффект, и режиму, возможно, придется до конца декабря заключать долгосрочное соглашение с возглавляемой США коалицией.

Путин ввязался в дорогостоящую военную авантюру на Украине, однако уже в этом месяце его министр финансов предупредил, что Россия больше не может позволить себе амбициозный десятилетний план по оборонному финансированию — не говоря об обещанных социальных расходах. Как прекрасно известно Кремлю, падение нефтяных цен в начале 1980-х годов способствовало краху Советского Союза. Хотя Путин пока не отказывается от своих притязаний на Украине, вскоре ему, возможно, придется иметь дело с внутренней рецессией и вызванной ей нестабильностью.

Правительство Венесуэлы торжествует из-за избрания этой страны в Совет безопасности ООН. Добиться победы оно сумело, в том числе, благодаря давней традиции покупать поддержку стран Карибского бассейна и Центральной Америки сильно субсидируемыми поставками нефти. Оно также поддерживает кубинскую экономику энергоресурсами, стоимость которых доходит до 10 миллиардов долларов в год. Подешевевшая нефть создает Каракасу множество проблем. Правительству уже сейчас трудно расплачиваться твердой валютой с импортерами лекарств и с международными авиаперевозчиками. На фоне слухов о предстоящем дефолте взлетела стоимость страхования венесуэльского долга. В попытке избежать дефолта Мадуро, возможно, придется пойти на болезненные внутриполитические меры — в частности серьезно девальвировать валюту и ограничить субсидирование бензина и электричества. С учетом этого ему будет трудно продолжать проявлять непопулярную щедрость к Кубе. Никарагуа и прочим клиентам.

Готовность и способность России, Ирана и Венесуэлы бросать вызов Соединенным Штатам и сложившемуся после холодной войны миропорядку росли с самого начала века вместе с ростом цен на нефть. Если, что вполне вероятно, нынешний спад продержится несколько лет, Соединенные Штаты получат геополитические дивиденды, превышающие даже ту выгоду, которую извлекают из ситуации потребители.

Источник: \»The Washington Post\»