Обострение ситуации на Востоке в преддверии выборов предсказуемо. Россия и не скрывала, что сделает очередную попытку дестабилизировать ситуацию. Все заявления представителей РФ и подконтрольных ей террористов, например, о планах захватить Славянск, Мариуполь и Краматорск, свидетельствуют о том, что идет запугивание жителей близлежащих к захваченным боевиками территориям городов. Цель — сорвать там выборы.

Кроме того, Россия при помощи своего права вето заблокировала инициативу по передаче миссии ОБСЕ контроля над украино-российской границей. Последние предложения по ОБСЕ были направлены на взятие под контроль всей границы целиком, а не только двух пропускных пункта, на которые сейчас распространяется юрисдикция миссии. Это помогло бы пусть не предотвратить, но хотя бы поставить на контроль перемещения через границу личного состава и техники, и, по сути, позволило бы официально зафиксировать незаконное пересечение границы российскими военнослужащими.

Почему РФ так активизировалась? Раньше в миссии было ограниченное количество людей – около 20 человек. Сейчас Украина просит увеличить эту цифру до 500, а то и до полутора тысяч человек, это логично – чтобы проконтролировать огромный участок границы, сотни человек не хватит. Кроме того, если к миссии будет привлечено большое количество военных специалистов, влиять на них России не удастся. Поэтому РФ заблокировала решение о расширении мандата миссии на весь оставшийся участок границы. К сожалению, обойти вето России возможности нет. И вернуть границу под контроль, по-видимому, теперь можно только военным способом, выдворив из страны оставшихся отмороженных сепаратистов и террористов, которые обосновались в восточных областях.

Чтобы оценить степень угрозы очередного обострения, нужно помнить, что Владимир Путин очень чутко и оперативно реагирует на ситуацию. Его действия зависят от многих факторов: жесткости санкций, готовности европейцев присоединяться к этим санкциям, состояния вооруженных сил Украины и российского общества. Кроме того, Путин следит за настроениями украинцев – причем не только на захваченных пророссийскими боевиками территориях, но и в остальных регионах. А уже от сложившейся картины зависит, какой момент выберет российский президент для очередного удара по Украине и насколько далеко он будет готов зайти.

Пишет: Николай Сунгуровский, Новое Время