\"Внуково\"Газете Le Parisien удалось взять эксклюзивное интервью у пилота частного самолета, который стал очевидцем крушения борта президента Total Кристофа де Маржери. Пилот, которому французские журналисты из соображений конфиденциальности дали псевдоним «Сами», поведал им, что главным фактором, приведшим к катастрофе, стали неприемлемые условия в аэропорту Внуково.

Сами занимает должность второго пилота в компании, занимающейся частными авиаперевозками, отмечается в материале Le Parisien. Услугами перевозчика пользуются предприниматели и «”российские нувориши”, любящие слетать на Лазурный берег».

В день катастрофы Сами, как обычно, прибыл во Внуково-3, бизнес-терминал аэропорта, и проследовал в кабину, где приступил к исполнению контрольной карты обязательных проверок перед взлетом. По словам пилота, он находился в кабине вместе с командиром воздушного судна, «в 600 метрах от полосы, которую перед нами занял Falcon Кристофа де Маржери».
Находясь в кабине, Сами и командир экипажа вдруг услышали по радио переговоры второго пилота самолета де Маржери с диспетчерской. «Он с трудом понимал инструкции диспетчеров, и не мог разобраться, по какой из рулежных дорожек ему надо было выезжать на полосу. Он говорил по-английски с очень сильным французским акцентом, и нас это рассмешило», отметил пилот.
В итоге самолет президента Total выехал на ВПП, набрал скорость – и «со всего размаха» врезался в снегоуборочную машину, которая находилась на краю полосы, рассказал Сами. «Наш самолет звукоизолирован, и удара мы не слышали, но зато увидели, как по полосе пронесся огненный шар. (…) Я думаю, что от удара загорелось наполненное керосином крыло самолета, а затем – и все судно, не успев взлететь», заметил он.
По мнению Сами, погодные условия не могли послужить причиной аварии, поскольку «для этого времени года они были нормальными»«Температура была 1oC и шел дождь, но ни ветра, ни тумана не было, а видимость составляла 500 метров», пояснил он в беседе с корреспондентом Le Parisien. Пилот убежден: недостаточная видимость в аэропорту вызвана техническими недочетами. «Полосы во Внукове освещены плохо, а вдобавок еще и имеют неровности, так что видно лишь треть полосы», пожаловался Сами. Поэтому пилот самолета де Маржери и заметил снегоуборочную машину слишком поздно, чтобы предпринять какие-то меры, полагает он.
Впрочем, причина – не только в освещении, подчеркнул Сами. «В любом случае, этой машине делать там было нечего. В понедельник вечером полосы были мокрые от дождя, но снега на них не было. Речь без всяких сомнений идет о человеческом факторе на уровне наземной службы управления, из-за которой машина стала пересекать полосы», пояснил пилот.
Подобный «сбой» Сами ничуть не удивляет, отмечается в материале. «Во Внукове вообще ничего не соответствует международным нормам»,  — заявил пилот. – «Служба управления воздушным движением при передаче указаний проявляет небрежность. Мне, бывало, приходилось по их инструкциям больше часа кружить над аэропортом зимой». Кроме того, диспетчеры Внукова «плохо говорят по-английски», а иногда пилоты слышат, как прямо во время работы диспетчерам дают указания начальники – «будто они на самом деле только учатся», отметил пилот. Негативно Сами отозвался и о системе наземного освещения, а также – о светомаяках, отметив, что они «имеют повреждения». Пишет russian