Некоторое время назад  казалось, что вызывающий штурм Донецкого аэропорта, цинично перечеркивающий Минские соглашения — это типичная для локального конфликта ситуация, когда спонсор одной из воюющих сторон становиться заложником действий своего \»клиента\», поскольку он пользуется значительной поддержкой у населения или у элит, или у силовых структур спонсора, — пишет в своем блоге Евгений Ихлов.

Откровенные сообщения российских официозных СМИ о стремлении отрядов \»ДНР\» \»выбить украинские части из аэропорта\», уже не прикрываемые эвфемизмами про отпор агрессии, открыли мне глаза: Кремль демонстративно показывает, что Минский компромисс, на достижении которого держится сегодня весь политический авторитет президента Порошенко и окруживших его умеренных сил, фактически остановивших Февральскую революцию, не стоит бумаги, на которой он написан. Минское \»перемирие\» и было подготовлено Москвой именно для его нарушения – чтобы обрушить позиции тех в Киеве, кто хотел бы вылезти из войны с минимальным политическими издержками.

На самом деле Кремлю нужен публичный провал компромиссного курса, который нашел массовую поддержку среди слоев украинского общества, уставших от войны, и тех, кто считает, что война срывает реформы и серьезное антикоррупционное очищение госаппарата и политики. Не зря СКР официально обвинил в \»геноциде русскоязычных\» именно тех, начиная с министра обороны Украины Гелетея, кто поддержал прекращение огня.

По мнению Кремля, срыв прекращения огня даст шанс более радикальным силам Майдана (их уже обозвали \»партией войны\» и уже \»предрекли\» им электральный успех ). Это позволит Путину и дальше поддерживать напряжение внутри своей страны, демонстрируя не стихающую \»украинскую угрозу\», а также даст возможность рассчитывать на усталость Запада от поддержки излишни ригидных украинских политиков. И такая волнующая перспектива очевидно стоит угрозы расширения санкций.

Возможно, что в этом дьявольском плане Путина есть еще один или два слоя. Но пока просчитать я их не смог.