Война началась не сегодня. Война началась с первым вежливым зеленым человечком в Крыму.

Были, конечно, некоторые надежды на закулисные договоренности – что, дескать, только Крым. Но это только для сторонних наблюдателей. А с первым захваченным \»повстанцами\» городом в Донбассе эти иллюзии кончились, дожны были кончиться и у наблюдателей: РФ пошла на Украину не просто войной, а войной полномасштабной, войной на уничтожение. И решение об этой войне было принято давно – скорее всего, еще во время Майдана.

Успехи украинской армии, как успехи любого слабого государства, воюющего за свою свободу с многократно более сильным агрессором, конечно, не могли не радовать людей без вывиха совести. Но что было совершенно очевидно: власть РФ, назовем ее Путин, понимая, однако, что это, конечно, не один только Путин, принявшая решение воевать Украину, пойдет до конца.

Можно, конечно, гадать, где они положили для себя конец этой войны: в Одессе, в Киеве или во Львове. Но какая разница, где? Крыма уже было больше, чем достаточно. Крым уже был тем коготком, с увязанием которого птичке приходит конец. И \»птичка\» здесь не Украина. Птичка – РФ.

Прошло 75 лет (ровно) с пакта с Гитлером. СССР заплатил страшную цену за этот пакт. Но и заплатив эту цену, не отмылся ни от пакта, ни от завоеваний 39-40-го года, ни от войны с \»белофиннами\» (так советские газеты ругали врага; очень похоже на сегодняшних \»жидобендеровцев\», \»хунту\», \»карателей\»).

На нас и сегодня лежит позор Афгана. Но это не только позор. Афган родил исламский терроризм.

На нас лежит позор Чечни. Ну, и так далее – Осетии, Приднестровья, Абхазии…

Ни одна из этих войн не сделала РФ сильнее. Но покрыла позором несмываемым. Не потому что смыть его невозможно. Покаяние смывает всё. А потому, что мы его смыть не в состоянии. Может быть – дети. Или – внуки. Или – правнуки…

Но ясно одно – пока мы этот позор не смоем, мы не только не сможем начать жить лучше, мы вообще все меньше и меньше будем иметь право жить. Я имею в виду не физическое существование, а право быть народом.

Остановить нашу власть нетрудно. Но некому ее остановить. Ни внутри страны. Ни извне. Внутри остановить некому потому, что понимает губительность этой войны меньшинство. Большинство живет как во сне, смотрит телевизор, и свято ему верит.
А извне останавливать ее никто не будет – зачем останавливать вооруженного безумца, мчащегося к пропасти?

Жанр политической публицистики предполагает прогнозирование: чем сердце успокоится? Я не знаю, как в деталях будут развиваться события. Но то, что они приведут РФ к самым печальным последствиям, не видеть сегодня может только слепой. Ведь здесь даже не нужно ничего предсказывать. Сегодня состояние РФ много печальнее, чем в 13-м году. А в 13-м много печальнее, чем в 12-м. А в 12-м – чем в 11-м. Мы бодрым шагом идем вниз.

Что делать? Много сейчас не сделаешь. По сути, мы можем только одно – наполнить информационное пространство набатом тревоги: статьи, репосты, комментарии…

В этом огне нам не картошку печь. Мы в нем сгорим. Уже горим. А что можно делать, когда видишь, что на мертвецки пьяном гражданине горит его костюм? Пытаться будить. Пытаться тушить. Любыми средствами.

Александр Зеличенко