Что дальше? нехватка валюты – не шутка, друзья. Какое веселье вас впереди ждет – даже страшно себе представить

3 года назад Украина

На самом деле, с точки зрения прагматичного российского обывателя, плюющего на любые «несъедобные» вещи типа «прав человека» и «стратегий развития» — вопросы из заголовка есть главные и наиболее злободневные в нынешней ситуации. Импортную еду из «развитых стран» запретили, ок – но есть ли гарантия, что это конец? Или мы, как водится, в начале большого и веселого пути?

Смысл «запрета на пармезан» очевидно оборонительный, а не наступательный – хотя российская пропаганда из кожи вон лезет, доказывая, что все наоборот. Стремление «причинить ущерб Западу» выглядит слишком уж нагло и вместе с тем наивно; на деле лежащий на поверхности смысл «антисанкций» — подправить платежный баланс России, сокращая импорт. То есть, попросту говоря – сэкономить валюту.

Это прямо вытекает из предшествующих «антисанкциям» событий. Ведь сначала США и ЕС ввели свои санкции, самая существенная часть которых заключалась в ограничении возможностей для российских компаний и банков брать кредиты на Западе.

С кредитами, как уже отмечали многие эксперты, для российских компаний этим летом действительно наступил полный швах – кредитов больше не дают. И это при том, что совокупный внешний долг российских компаний – более 700 млрд. долл. США. По этим долгам надо выплачивать как минимум проценты. Как известно, российские компании давно приноровились это делать, быстро перекредитовываясь на том же Западе. Перехватил свежий кредит – заплатил проценты по старому кредиту; это нормально, так на Западе почти все живут.

Проблема возникла, когда каналы перекредитования перекрыли. Как в таких условиях российским компаниям продолжать обслуживать свои немаленькие долги? Проценты ведь платить надо; а то что ж – дефолт объявлять?!

Логично ожидать, что в такой ситуации компании бросятся к родному государству – пособи, подкинь валюты! Они и кинулись; самый яркий пример, ставший достоянием гласности – конечно, обращение главы «Роснефти», непринужденно попросившего у правительства 50 млрд. долл.

Это как раз и была в чистом виде просьба перекредитоваться: «Роснефть» ведь попросила у Путина не «просто так» дать деньги, а выкупить у нее ее облигации – те самые, которые на Западе в одночасье отказались покупать. Другое дело, что сама просьба такого рода откровенно невыгодна СОБСТВЕННИКУ компании «Роснефть» — то есть государству. Только представьте – вы вложили деньги в собственный заводик по производству, скажем, сметаны; сидите, ждете прибылей – и тут к вам заваливает ваш собственный управляющий этим заводом: так, мол, и так, сметану что-то никто не берет, мне залоги платить надо – может вы сами, как собственник, выкупите у меня месячный запас сметаны, все 5 тонн?

Заводу, конечно, будет хорошо – ему все равно, откуда придут деньги; но хреново будет вам с этой сметаной: вы, получится, сначала вкладывали деньги в строительство завода, а потом вынуждены, вместо прибыли, опять вкладывать, но уже в скупку его продукции!

Но «Роснефти» денег, скорее всего, дадут; а вот хватит ли всем остальным – большой вопрос. Рублей у государства сколько хочешь, а вот валюты не хватает уже сейчас: долгов у корпоративного сектора на 700 млрд, а ЗВР – на 500 млрд.

Есть, конечно, выход – дать компаниям, включая и принадлежащие государству, обанкротиться; пусть переходят в собственность кредиторов – то есть иностранных компаний и банков! Но на это, понятно, Путин тоже «пойтить не могет».

Значит, что остается? Остается резать импорт – экономить валюту! Начали, как видим, с хамонопоклонников и пармезанолюбцев.

Вообще, между нами, все это очень похоже на шаг отчаяния. Потому что издержек у этого шага много, а выгоды какие-то микроскопические.

Ну, во-первых, само по себе шебуршание в такой чувствительной сфере, как продовольствие. Зачем полезли? Обыватель в России смирный, спору нет, однако и голод ведь не тетка; как говорил еще Наполеон – «самая страшная революция – это революция пустого желудка». Раньше в эту область предпочитали не лезть.

Потом – удар нанесен именно по продуктовому импорту; а ведь он более всего важен для городов-«миллионников», российская бескрайняя «слобода» в потребление импорта вовлечена в меньшей степени. Ну так ведь «миллионники» как раз и представляют собой наибольшую опасность с точки зрения народных волнений! Про какое-нибудь Пикалево не всякий раз и напишут, а если возбудится, к примеру, Екатеринбург…

Ва-банк пошли ребята. Рискуют. Пока им карта прет – пиар-шумиха сработала, относительно сытый обыватель втянулся, как ему объяснили, в «битву с Западом», увлеченно следит за тем, как корчатся польские и датские фермеры, не в силах сбыть свои яблоки и груши (которых в России, по случаю сезона, как раз навалом).

Но что дальше? Тут дали цифру годового объема продовольственного экспорта в Россию – 40 с чем-то миллиардов долл. Не так уж много! Особенно если учесть, что какую-то часть «забаненного продовольствия» все равно придется покупать – только у других поставщиков, да еще, скорее всего, дороже. Как бы экономия не вышла совсем уж мизерной…

А на это Путин, опять-таки, пойтить не могёт. Потому что компании и банки валюту требуют – им долги отдавать надо.

Давайте прикинем, как еще можно «экономить валюту», другими словами – урезать российский импорт.

Напрашивается идея – перестать покупать импортную бытовую технику и электронику. Но тут проблема куда тяжелее: во-первых, «санкции» в таком случае будут уже не на «прогнивший Запад», а на «дружественную Азию» — Китай, Тайвань, Сингапур и Малайзию. Под каким соусом? Как это объяснить населению?

И хуже даже не это; про продовольствие в народе все-таки сильны иллюзии, что «мы все можем вырастить сами», «нам только дай указание». Про бытовую технику – кто ж поверит? Сможем ли мы наладить в достаточных количествах производство собственных телевизоров, пылесосов и холодильников?? Или народ снова, как в СССР, покорно встанет в 3- и более летние очереди за холодильниками? Очень опасная игра, с точки зрения кремлевских. Так можно и на натуральное недовольство нарваться.

Есть другой, «лайт»-вариант эмбарго. Ведь «Филипс» — фирма голландская, «Сименс» — германская, «Эппл» — американская. Можно – в развитие темы «ответных санкций для Запада» — просто запретить импорт товаров данных фирм в Россию. Выглядело бы это эффектно, и, с другой стороны, не несло бы разрушительных последствий для потребительского рынка – просто вместо европейских здесь бы все целиком перешли на азиатские бренды, все эти Самсунги и Асеры.

Опять же – мы видим, что частично данный план уже воплощается в жизнь: внезапные гонения на «Макдональдс», разом в разных городах России – безусловно, из этой серии, «гонения на бренд».

Но тут другое «но»: а где ж тогда экономия валюты – то, ради чего вся бурда и заваривается? А экономии в таком случае никакой не будет – просто валюта пойдет не в Европу и в США, а в Азию…

Что еще? Еще есть автомобили. И тут мы видим, что попытки уже начались: я имею в виду законопроект о «запрете ввоза и продажи в РФ всех автомобилей дешевле 800 тыс. руб.»

Вот тут – похоже на правду! В России (хотя это мало кто заметил) уже несколько лет ползучим образом реализуется план гонений на автомобилистов. Считается, что народ оборзел и слишком много понакупил личных авто, а от этого один сплошной вред: повышена аварийность и гибель в ДТП, страна тратит слишком много бензина (который иначе можно было бы не перерабатывать, а прямо продать на Запад в виде сырой нефти за дефицитную валюту), наконец, из-за этих авто сплошные пробки, уважаемым людям трудно ездить по делам.

В Москве, во всяком случае, доктрина «надо сделать владение автомобилем невыгодным для автовладельцев» провозглашена вполне официально, на уровне ДепТранса.

Что ж, вот так, перебором вариантов, мы и пришли к тому, что следует ожидать в будущем: запретов на покупку иностранных авто.

Тут, конечно, оптимисты заверещат: пустяки, нам эти иностранные авто и не нужны! В России масса сборочных производств с высокой степенью локализации, будем покупать Форды и Фольксвагены отечественной сборки!!

Но это – я имею в виду иностранные сборочные производства – тоже, скорее всего, станут сворачивать. Они в условиях нехватки валюты невыгодны. Ведь что такой сборочное производство, скажем, «Форда» во Всеволожске? Это завод, у которого иностранный владелец. То есть всю прибыль завода от продаж авто внутри страны владелец периодически конвертирует на бирже в валюту, а валюту вывозит к себе. Нет, так не пойдет, скажет правительство.

Так что с Фордом будет так же, как и с Макдональдсом.

Нехватка валюты – не шутка, друзья. Какое веселье нас впереди ждет – даже страшно себе представить

Пишет sapojnik

Загрузка…

📰 ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

⚡ ТОЛЬКО ВАЖНЫЕ

Жми «Нравится 👍🏻» - читайте нас в Facebook!

Спасибо, Я уже с вами! 😉