19 августа Иосиф Кобзон заявил о готовности выступить перед шахтерами Донбасса вместе с Андреем Макаревичем. Ранее Латвия и США уже запретили въезд в свои страны агенту КГБ-ФСБ Иосифу Кобзону
В декабре 2009 году в издательстве \»Терра — книжный клуб\» в Москве тиражом 3000 экз. была издана книга \»КГБ играет в шахматы\», в написании которой приняли участие четыре человека: известные шахматисты Виктор Корчной и Борис Гулько, бывший подполковник КГБ Владимир Попов и я. Сразу же после выхода тираж книги был куплен ФСБ для внутреннего потребления (именно куплен, а не конфискован, в соответствии с законами рыночной экономики), почти 3000 экз. В январе 2010 года вышел второй тираж книги. На Ozone.ru так и числятся сегодня два издания: 2009 (распродано) и 2010 года.
Соавтор книги Владимир Константинович Попов родился в 1947 г. в Москве. В 1972—1974 гг. — сотрудник 10-го отдела КГБ, младший оперуполномоченный 2-го отделения (спецпроверка выезжающих за границу). В 1974—1977 гг. — младший оперуполномоченный, затем оперуполномоченный 2-го отделения 1-го отдела 5-го Управления КГБ (отделение курировало все творческие союзы). В 1977—1989 гг. опер, затем старший опер 3-го отделения 11-го отдела 5-го Управления КГБ (отделение курировало канал международного спортивного обмена). В 1989—1990 гг. — заместитель начальника 12-й группы 5-го Управления КГБ (координация работы с \»друзьями\» — государственная безопасность стран Варшавского договора). В январе 1990 г. подал рапорт об отставке, однако сразу уволен не был. С начала 1990 г. по октябрь 1991 г. — консультант Центра общественных связей КГБ (бывшее пресс-бюро КГБ). От участия в действиях КГБ во время ГКЧП отказался уже 19 августа 1991 г., в первый день путча. Уволен в октябре 1991 г. в звании подполковника. В 1996 г. эмигрировал в Канаду, где проживает в настоящее время.
В переводе на разговорный язык в КГБ Владимир Попов среди прочего отвечал за агентуру КГБ из числа советской творческой интеллигенции и спортсменов. Вот отрывок об известном советском и российском певце Иосифе Кобзоне из неопубликованной книги мемуаров Владимира Попова:

Иосиф Кобзон

Кобзон Иосиф Давыдович, родился 11 сентября 1937 года в городе Часов Яр Донецкой области Украинской ССР, еврей. В 1956 году закончил Днепропетровский горный техникум. С 1956-го по 1959 годы служил в армии. Во время службы был приглашен в ансамбль песни и пляски Закавказского военного округа. В 1959 году стал солистом Всесоюзного радио. С 1962-го по 1989 годы был солистом Москонцерта. Одновременно с 1984 года Кобзон был руководителем вокально-эстрадного отделения Государственного музыкально-педагогического института им. Гнесиных. Позднее он стал руководителем кафедры вокалистов Российской академии музыки им. Гнесиных. В 1985 году Кобзон был приглашен на пост вице-президента по гуманитарным вопросам Ассоциации \»XXI век\». Ассоциация была создана братьями Анзором и Отари Квантришвили.

В 1986 году по инициативе Кобзона был создан фонд \»Щит и лира\» социальной защиты работников органов внутренних дел. Кобзон стал его руководителем. С 1989 года Кобзон — солист и художественный руководитель концертно-зрелищной дирекции \»Москва\», одновременно президент благотворительного фонда \»Московит\». С ноября 1990 года Кобзон еще и президент многопрофильного АО \»Московит\».

Популярный эстрадный певец с ярко выраженными качествами лидера, авторитетный в еврейской среде, Кобзон обратил на себя внимание сотрудников 8-го отдела 5-го Управления КГБ, осуществлявшими разработку еврейских националистов и зарубежных сионистских центров. В начале 1970-х годов он пополнил ряды агентов этого отдела. Довольно скоро Кобзон, как ценный агент, был принят на связь лично начальником 5-го Управления КГБ генералом Бобковым. Оставался он в этом качестве до добровольной отставки Бобкова в январе 1991 года. Их личная связь продолжается и по сей день.

Кобзон многим был обязан своему патрону генералу Бобкову. 5-е Управление КГБ, возглавляемое Бобковым, курировало Министерство культуры СССР и Госконцерт СССР, благодаря чему уже в начале своей сценической карьеры солист Москонцерта Кобзон имел самую высокую ставку за выступления. Бобков способствовал получению Кобзоном звания заслуженного артиста РСФСР в 1973 году; звания народного артиста РСФСР в 1980-м и народного артиста СССР в 1987-м. Не много было советских исполнителей со столькими высокими званиями. Кобзону было за что служить верой и правдой.

Высокие звания давали почет, материальный достаток, но в полной мере не удовлетворяли стремления Кобзона, выросшего в бедной еврейской семье, к реальному материальному благополучию. И в этом помог Кобзону генерал Бобков.

Начиная с 1980 года Кобзон девять раз побывал с концертами в Афганистане, где выступал перед советскими воинами. В период пребывания Кобзона в Афганистане в представительство КГБ в Кабуле стали поступать оперативные данные о предполагаемой контрабанде под его руководством крупных партий афганских наркотиков, которые, как подозревалось, укрывались в реквизите его музыкального коллектива. Представитель 5-го Управления КГБ в Кабуле майор Александр Петрович Евдокимов, получавший информацию о предполагаемой контрабанде, сообщил о подозрениях в Центральный аппарат своего ведомства с просьбой провести тщательный таможенный досмотр очередного груза, с которым прибудет в Москву музыкальный коллектив во главе с Кобзоном. Полеты в Кабул совершали самолеты военно-транспортной авиации со своего базового аэродрома Чкаловский, расположенного в ближнем Подмосковье. Аэродром был военным и не имел таможенных постов. Но на неоднократно направляемые Евдокимовым шифротелеграммы в 5-е Управление КГБ о необходимости проведения таможенного досмотра Кобзона и его коллектива следовал один и тот же ответ: \»Признано нецелесообразным\». Так что однаружено никогда так ничего и не было, всё осталось на уровне подозрений и предположений.

К началу 80-х годов Иосиф Кобзон стал одним из первых советских нелегальных миллионеров.

Вернувшись через пару лет из командировки в Афганистан, майор Евдокимов с удивлением обнаружил, что в 5-м Управлении КГБ, где он считался признанным асом оперативного розыска, за что был награжден высшей ведомственной наградой \»Почетный сотрудник госбезопасности\», места ему нет. Состоявшаяся по его инициативе личная беседа с Бобковым подтвердила его опасения, и Евдокимов принял решение перейти в созданное в системе КГБ СССР Управление по оперативному обеспечению МВД СССР и милицейских органов на местах (Управление 3В). Здесь судьба свела Евдокимова с Геннадием Аршиновым, до нового назначения служившим в 3-м Главном Управлении КГБ (военная контрразведка) и являвшимся куратором афганской линии. Именно к нему поступала информация из Особых отделов советского контингента войск в Афганистане, передававшаяся затем руководству 3-го Главного управления. Именно от Аршинова и узнал впоследствии Евдокимов, что против таможенного досмотра Кобзона и его коллектива при возвращении из Афганистана возражал лично Филипп Бобков.

Когда советский агент Калманович оказался в израильской тюрьме, Бобков поручил другому своему агенту — Кобзону — осуществлять операцию по вызволению Калмановича. С присущей ему энергией и хваткой Кобзон взялся за порученное дело и с честью его выполнил. Для прикрытия действий Кобзона по вызволению Калмановича была использована версия о чуть ли не братской их дружбе, неведомо откуда возникшей. \»Мы подружились семьями задолго до моего ареста. Между нами не было никакой корысти, не было совместного бизнеса. Поэтому и возникла настоящая дружба\»,— рассказывал Калманович в одном из интервью, но не уточнил, когда именно они успели подружиться семьями, да и какими именно семьями. Кобзон был женат трижды; столько же раз был женат Калманович. Легенда о дружбе была прикрытием для деятельности еще одного агента 5-го Управления КГБ — Иосифа Давыдовича Кобзона. Калманович вспоминал:

\»Чтобы ни говорили про Кобзона, как друг он невероятно предан. За собственные деньги летал в Израиль, навещал меня. Иосиф был тогда депутатом Верховного Совета, и его не досматривали в тюрьме. Контрабандой он приносил мою любимую рыбу в томатном соусе, кильку, бычков и конфеты \»Белочка\»… Я никогда не забуду, как много он для меня сделал. Поднял на ноги всех. Люди, которых я никогда в жизни не встречал, по просьбе Кобзона хлопотали о моем досрочном освобождении… Кобзон привозил официальные письма от Горбачева, Янаева, Пуго, Руцкого с просьбой о досрочном освобождении. Причем в Израиле по аналогичным статьям отбывали срок еще несколько человек, но за них Горбачев, скажем, не просил. А письма эти Кобзон организовывал в одиночку, обивая пороги кремлевских кабинетов\».

Давление, которому подверглись израильские власти, было беспрецедентным. Посол России в Израиле Александр Бовин вспоминает: \»Никаких указаний из Москвы насчет Калмановича у меня не было… 29 апреля. Чудный день. Сижу на террасе гостиницы \»Кинг Давид\» (в ней, естественно, остановился Руцкой), пью кофе, жду развития событий. И они начинают развиваться. Из окна мне машет Кобзон, потом спускается. Выражает удивление, что посол России ничего не делает для вызволения из тюрьмы прекрасного человека Шабтая Калмановича. Излагает историю и настоящее положение дел. По просьбе Кобзона к израильскому руководству обращались: министр внутренних дел СССР Б. Пуго, вице-президент СССР Г. Янаев, народный депутат СССР Е. Примаков, премьер-министр Украины В. Фокин, министр культуры СССР Н. Губенко, вице-президент РСФСР А. Руцкой. Не уверен, что был (или есть) еще \»бывший гражданин СССР\», о судьбе которого так заботились официальные лица. Молодец Кобзон! [Я] сказал Кобзону, что меня стесняет посольский мундир, но попробую помочь. Мне не хотелось выходить на официальные каналы. Поэтому 13 мая с надежной оказией [я] направил приватное письмо директору СВР:

\»Дорогой Женя! Тут на меня наседает \»общественность\» (и наша, например Кобзон, и не наша) по поводу Калмановича. Почему я не настаиваю на его помиловании? Ответить легко — нет указаний настаивать. Но совестно так отвечать. Тем более что человек отсидел уже полсрока и серьезно болен. В общем, я совсем было собрался идти к Шамиру, да червь чиновничьей субординации, взращенный в \»застойный\» и предшествующий ему периоды, не дает покоя. Как бы чего не вышло… Какой совет мог бы ты дать мне в этой ситуации? Заранее признателен. Твой Саша\».

Женя — это директор СВР России Евгений Примаков, будущий премьер-министр. \»Не знаю, может быть, \»оказия\» не сработала, — писал Бовин,— но совет до меня не дошел… О Калмановиче я говорил с Рабином и 1 ноября. Информируя МИД об этом разговоре, — к тому времени мои хлопоты были легализованы, — я писал, что, по словам премьера, идет всестороннее изучение вопроса, включая работу независимых медицинских экспертов\» (А. Бовин. \»Пять лет среди евреев и мидовцев\».)

Понятное дело, что не для кормления Калмановича, жившего в тюрьме весьма вольготно, летал к нему в Израиль Кобзон. Группу Питовранова и входивших в нее генералов Бобкова и Иванова интересовали номера счетов в банках разных стран, которыми оперировал Калманович. Последний же настаивал на гарантиях освобождения. В результате через Кобзона Калманович договорился с КГБ, что полную информацию о банковских счетах он предоставит только после освобождения. 10 марта 1993 года президент Израиля подписал указ о досрочном освобождении Калмановича. В 1993—94 годах Кобзон вместе с Шабтаем Калмановичем организовал несколько акционерных обществ с названием \»Лиат-Натали\» по именам дочерей Кобзона и Калмановича.

Усилиями Питовранова, Бобкова, Иванова и задействованного ими Кобзона в марте 1993 года Калманович обрел долгожданную свободу. По подобным обвинениям отбывали сроки в тюрьмах Израиля несколько человек. Однако российские власти не предпринимали активных действий по их освобождению. Только Калмановичу помогали как могли. \»Когда мы приехали в Москву, — вспоминал Калманович,— Кобзон открыл мне все двери. Я ему очень за это благодарен\». На самом деле \»все двери\» открывал, разумеется, не Кобзон, а кураторы Калмановича из КГБ — Питовранов, Бобков и Иванов. Возможности у них для этого были значительные, несмотря на развал СССР. Им по-прежнему помогала их агентура, крепко ими повязанная.

Должен добавить, что Бобков и Кобзон родом из Донбаса. В одном из своих последних интервью, данном в ноябре 2013 года Дмитрию Гордону, Бобков, в частности, сказал: \»Да, мы регулярно встречаемся нашим донбасским землячеством\». Что происходит в Донбассе сегодня всем хорошо известно. Непущенный в Латвию Иосиф Давыдович Кобзон — почетный гражданин Славянска, Краматорска, Горловки и Артемовска. Знакомые названия?

Юрий Фельштинский, Владимир Попов

http://inforesist.org/