Политологи рассказали об ожиданиях от минских переговоров

3 года назад Украина

Переговоры в формате Украина — ЕС — Евразийская тройка (Россия, Беларусь и Казахстан) состоятся в Минске 26 августа. В ходе встречи, в которой, в частности, примут участие Петр Порошенко и Владимир Путин, планируется обсудить вопросы, связанные с имплементацией Соглашения об ассоциации Украины с ЕС, энергетической безопасностью и стабилизацией ситуации на Донбассе. Отечественные власти уже заявили, что возлагают на встречу надежды в достижении мира.

Эксперты, опрошенные \»Главредом\», не ждут от переговоров особых результатов – ни прорывов, ни провалов. И единственная неожиданность, которая может быть, по их мнению, – смена линии поведения российского руководства, однако это маловероятно.

Вместе с тем, считают политологи, маловероятно, что сейчас Путин готов прекратить свою агрессию на Донбассе. Хотя украинская власть, со своей стороны, пытается использовать любой шанс на достижение мира, да и от минских переговоров может получить пользу.

Доктор политических наук, эксперт по вопросам внешней политики Григорий Перепелица:

Не думаю, что эти переговоры станут первым шагом к деэскалации конфликта на Донбассе. Потому что любые переговоры во время эскалации конфликта не дают продуктивного результата, так как результат решается на фронте – не дипломатами, а вооруженными силами. А дипломатические переговоры только фиксируют определенный статус-кво.

В период эскалации обе стороны придерживаются конфронтационного типа поведения. И дипломатия только закрепляет факт того или иного военного преимущества во время военной кампании. Пример тому – берлинская встреча (глав МИД Украины, Франции, Германии и России — ред.), и будет минская встреча (она не даст ничего).

Цели, которые преследуют обе стороны, радикальные. Для Украины выгодны вывод российских войск и наемников с нашей территории и прекращение военной агрессии России. В свою очередь, для России и Путина важна военная капитуляция Украины и признание ДНР и ЛНР субъектами международных отношений, независимыми от Украины территориями.

Можно ли достичь консенсуса, если преследуются такие интересы? Ответ очевиден. Порошенко никогда не пойдет на капитуляцию. Путин также не может согласиться на условия Украины, потому что, если он это сделает, то проиграет войну и потеряет себя в России, так как ни общество, ни элита этого ему не простят. То есть, перед Путиным стоит задача – или уничтожить Украину как страну, выиграв войну, или самому исчезнуть с политической сцены. И проигрыш России в этой войне будет иметь такой же эффект, как и проигрыш советских войск в Афганистане, вследствие чего распался Советский Союз. Путин слишком хорошо понимает эти риски, а потому никогда не отступит от своих целей и интересов.

Что касается Евросоюза – по большому счету, ЕС начхать, есть ли в Украине террористы и российские войска (хотя санкции и позиция Европы в конфликте говорят о несколько другой позиции — ред.). Для него главное – достичь мира. Потому что, достигнув мира, они могут снять экономические санкции и проводить политику примирения с Россией, как это делала Европа с Гитлером в 1938-39 годах. Такая политика ЕС в наибольшей степени отвечает их собственным интересам.

Как видим, есть три группы интересов. Исходя из этого, Украине нужно твердо отстаивать свою позицию, так как если мы уступим в этой войне, то потеряем себя как страну. Потому компромисса не будет.

Тем более, не должен был ехать на эту встречу президент. Потому что президенты должны возвращаться с таких переговоров с определенным результатом. В отличие от министров иностранных дел, они не могут вернуться с пустыми руками, а тем более на щите. Ставки на таких встречах чрезвычайно высоки, потому что ожидания общества от этих переговоров в условиях войны очень высокие. Любой проигрыш на переговорах того или иного президента пойдет в копилку разочарования общества в своем лидере.

Другое дело, если на переговорах будут обсуждаться отношения ЕС и России (или Евразийского союза) в условиях ассоциации. Тогда в них есть смысл. Однако для этого визиты президентов должны были готовиться (президенты встречаются, чтобы завизировать то, что уже было согласовано на экспертном и ведомственном уровнях). Экспертные группы работали, однако пока что незаметно, чтобы что-то было согласовано и наработано.

То есть, каких-то фактических результатов от встречи в Минске не стоит ожидать. А когда она проходит на президентском уровне, она даже опасна. Потому что одно дело, когда встретились и побеседовали министры иностранных дел, имеющие четкие указания и работающие в конкретных рамках. А другое дело, когда встречаются президенты и каждую секунду сами принимают решения, вес которых чрезвычайно велик.

ЕС не будет однозначно играть на стороне Украины. Потому Порошенко будет очень сложно на этой встрече. Визит президента – очень рискованный. Лучше было отказаться от таких переговоров. Однако, поскольку Украина рассчитывает на поддержку Европейского союза, и учитывая условия войны, в которых мы оказались, а также противостояние с более мощным в экономическом отношении противником, президент Украины использует любую возможность, чтобы дипломатическими мерами хотя бы частично достичь нашей цели.

Но следует помнить, что мира нужно добиваться не любой ценой.

Эксперт по проблемам международной безопасности, политолог Евгений Жеребецкий:

Я не ожидаю от этой встречи особых результатов. Совершенно иррациональное поведение Путина привело к тому, что он загнал в тупик не только себя, но и всех остальных. Те требования, которые он будет выдвигать Украине и Европе, будут выглядеть так: \»Парни, встали на табуретки, надели веревки и спрыгнули\». Неужели кто-то сейчас всерьез думает, что Порошенко на эти требования пойдет, согласится и скажет: \»Крым – ваш\»?

О состоянии дел в российско-украинской войне говорит, прежде всего, следующий факт. Когда-то ВВС брало интервью у Федора Лукьянова, главного редактора влиятельной российской газеты (\»Россия в глобальной политике\» — ред.). Когда его спросили, будет ли нападение России на юго-восток Украины, он сказал, что юго-востоком не обойдется, что при определенных обстоятельствах Путин намерен дойти до Киева и даже Львова – мол, соотечественников нужно защищать. Сейчас (в новом интервью Лукьянова, где он говорит, что прямого вторжения РФ в Украину не будет — ред.) об этом даже речи не идет.

Россия вляпалась. И даже эти маленькие, бледненькие санкции, которые Европа и Америка таки отважились ввести (у них ведь там есть свой бизнес, может подешеветь их сыр, пармезан с горгонзолой; ведь для них это страшнее, чем то, что люди гибнут на войне без оружия), все равно, бьют по России.

Однако сейчас поляки четко осознают, что если мы провалимся, то им придется иметь дело с \»зелеными человечками\», будут через Калининград лазить террористы, что-то подрывать и т.д. Разница между Европой, нами и Россией в том, что для нас человеческая жизнь – превыше всего, в отличие от России. Российское руководство, будто играя в шахматы, берет два-три автобуса чеченцев или дагестанцев и посылает на смерть.

Теперь в России прямо говорят, что открытой атаки не будет (прежде всего, для этого недостаточно сил). Хотя учитывая то, что у нас так и не увеличили армию, должным образом не обучили военных, не построили вблизи границы укрепрайон и не поставили систему ПВО, если Россия пойдет армией, то она может зайти очень далеко. Однако контролировать страну с населением 43 миллиона России не удастся. Это будет еще больший провал, который закончится тем, что в Россию пойдут потоком гробы, а их лидера просто пристрелят на Красной площади.

Не знаю, каким будет результат переговоров в Минске. Скорее всего – никакого. Порошенко не пойдет на требования России ни при каких условиях. Но в России сейчас иначе, и Лукьянов запел совсем другое – это истерика от \»успехов\». Учитывая это, переговоры в Минске лишь засвидетельствуют полный крах нынешней российской политики. После этого они еще побарахтаются, еще убьют людей – и наших, и своих. И закончится все тем, что они постепенно начнут уходить отсюда. Они уже понемногу это делают.

Однако я не надеюсь на какие-то успехи переговоров, потому что Путин никогда публично не скажет, что отступает, а мы ему должны дать это, это и это. Но сам факт того, что переговоры состоятся, и то, как россияне будут истерично размахивать кулачками и рассказывать, что мы им должны что-то отдать, в НАТО не вступать и т.д., говорит о том, что они в отчаянии, и им нужно просто выйти и рассказать, что \»хохлов они опять поломали\».

Не стоило Порошенко соглашаться на встречу в Минске. Лучше бы они ехали в Варшаву или Брюссель. Понятно, что присутствие Лукашенко и Назарбаева будет каким-то образом играть на руку Путину. Они боятся Путина и будут ему подыгрывать. Но не столь принципиально, в каком городе переговоры – важнее то, что на них не будут присутствовать американцы. Ситуация такова, что после всего, что натворил Путин тут, требовать от нас, чтобы мы сами спрыгнули с табуретки – наивно.

Политический аналитик Института евроатлантического сотрудничества Владимир Горбач:

Я бы не ожидал большой результативности от встречи в Минске. Неожиданностью может стать только смена линии поведения российского руководства. Однако в это мало верится. Других неожиданностей я не жду.

Формат встречи – весьма своеобразный. С одной стороны, он экономический: Таможенный союз является инициатором, и повод собраться – влияние зоны свободной торговли Украины и ЕС на внутренний рынок Таможенного союза. Кроме того, возможно, у наших европейских партнеров еще остаются какие-то иллюзии относительно того, что российской стороне еще можно что-то объяснить на словах. Но вряд ли такие иллюзии еще есть у Порошенко.

Я рассматриваю минский формат переговоров как переходной. Это одноразовая вещь, которая вряд ли повторится, но это возможность выйти из предыдущего, так называемого нормандского, берлинского формата, где были представлены только Германия, Франция, а также Россия и Украина, то есть, было только два посредника. Этот формат себя исчерпал, доказал свою неэффективность. И последняя встреча министров иностранных дел в Берлине закончилась ничем. Так что минская встреча – это способ выйти из нормандского формата, чтобы потом начать нормальные, серьезные переговоры, когда за столом будут основные мировые игроки, прежде всего, США и ЕС как организация, а не два (хоть и влиятельных) члена. Плюс Россия и Украина, причем Украина должна быть посередине такой конфигурации. В таком формате есть о чем договариваться.

А минский формат – это, скорее, консультации, какие позиции у кого есть. Присутствие двух еврокомиссаров – по вопросам энергетики и по вопросам торговли — говорит о том, что должна быть в основном экономическая дискуссия. Хотя вопрос войны на Донбассе стоит третьим пунктом повестки дня. Но, возможно, все это будет рассматриваться в экономическом контексте. Путин недавно сказал: \»Кто заплатит за восстановление Донбасса?\» Думаю, он предложит это сделать европейскому сообществу, хотя разрушал он.

Вряд ли стоит бояться каких-то последствий этой встречи. Не вижу каких-то значительных рисков для Украины, учитывая реальную ситуацию, в которой мы находимся (и в экономическом, и в военном плане, и в плане эскалации войны на Донбассе, и участия в ней российских военных и оружия). Все эти дипломатические риски и опасения, на мой взгляд, являются преувеличенными на фоне всех реальных проблем, которые сегодня есть. Не думаю, что Украина может что-то потерять от участия в таких переговорах.

Но использовать широкое представительство на этой встрече можно для обнародования и легализации определенной информации, которая есть у украинской власти относительно участия российского оружия и российских военных в войне на территории Украины. Этой возможностью нужно грамотно воспользоваться.

Надежда Майная

Источник: Главред

Загрузка…

📰 ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

⚡ ТОЛЬКО ВАЖНЫЕ

Жми «Нравится 👍🏻» - читайте нас в Facebook!

Спасибо, Я уже с вами! 😉