Минувшая неделя выдалась богатой на масштабные события. Состоявшиеся саммиты ШОС и БРИК, по замыслу их участников, должны были обозначить начало формирования новой экономической и политической реальности, в которой миру предстоит жить в не столь уж отдаленной перспективе.

Для России финальным аккордом недели стала встречи президента страны Дмитрия Медведева с председателем Китайской Народной Республики Ху Цзиньтао. Для России экономическое сближение с КНР является одной из приоритетных задач. В условиях вызванного кризисом сокращения потребления обе страны, сталкиваясь с похожими проблемами, заинтересованы в более тесном взаимодействии с целью их решения. Главным итогом встречи государственных лидеров стало подписание соглашения о поставке в КНР 300 млн т российской нефти в течение 20 лет. \»Эта сделка на сумму в общей сложности около $100 миллиардов стала самой масштабной из когда-либо заключаемых между нашими странами договоров\», – констатировал Дмитрий Медведев.

Действительно, по своим масштабам заключенная сделка не имеет аналогов. За 2008 г. весь товарооборот между Россией и Китаем составил порядка $55 миллиардов. В текущем году из-за экономического кризиса объемы торговли сократились почти вдвое: с января по апрель страны наторговали между собой на $10,7 миллиарда.

Однако, несмотря на падение товарооборота в абсолютных величинах, нынешний год привел к изменениям совсем иного порядка. Впервые Китай вышел на первое место среди российских внешнеторговых партнеров, потеснив Германию, объем торговли с которой в январе — апреле из-за рецессии составил лишь $10 миллиардов. В отличие от Европы, Китай сохраняет положительную динамику экономического роста, в связи с чем становится для России все более желанным партнером.

В свою очередь, для Китая нынешний кризис стал хорошей возможностью решить одну из главных проблем – энергетическую. Падение цен сделало поставщиков энергоносители куда более сговорчивыми в плане условий. КНР интересуют долгосрочные контракты на поставку нефти и газа, и снизившиеся мировые цены являются нее прекрасной стартовой позицией для выдвижения поставщикам своих условий.

Осознавая, что нынешнее положение дел не вечно, Пекин спешит, что вынуждает его считать деньги, \»не отходя от кассы\». \»Важно обеспечить завершение прокладки нашего нефтепровода в намеченные сроки, активизировать переговоры по сотрудничеству в газовом секторе и добиться новых успехов по энергетическому сотрудничеству\», – заявил Ху Цзиньтао в ходе встречи с Медведевым.

Поставки российской нефти в Китай начнутся в 2011 году. К этому времени должно завершиться строительство китайского ответвления от нефтепровода \»Восточная Сибирь – Тихий океан\» (ВСТО). На его строительство Китайский банк развития выделил \»Роснефти\» кредит в размере $15 млрд, что является частью сделки: выплаты по кредиту будут осуществляться за счет поставок российской нефти.

В отличие от \»рвущейся в бой\» китайской стороны, позиция России в сложившейся ситуации выглядит не столь однозначно. Особенно настораживает средняя цена поставляемой в Китай нефти. Учитывая, что так называемый голубой (исторически – по цвету бочек Standard Oil) нефтяной баррель равняется 158,98 л, при нормальной температуре 1 т нефти разливается в среднем по 7,35 баррелям. Отсюда 300 млн т нефти эквивалентно 2,205 млрд баррелей. В этом случае, исходя из основных параметров сделки в $100 млрд и 300 млн т, получается, что Россия обязуется в течение 20 лет поставлять Китаю нефть по средней цене $45,4 за баррель.

Между тем уже сегодня средняя цена российской нефти Urals на мировом рынке составляет порядка $69 — $70 за баррель. Сколько будет стоить \»бочонок\» через 5, 10 и 20 лет, предсказать невозможно. Эксперты называют самые различные цифры. \»Дыру 2012 года никто не отменял, – говорит глава \»Газпрома\» Алексей Миллер. – Она может быть, наверное, чуть позже, но зато еще глубже. А значит, и цены могут перепрыгнуть даже заявленный нами год назад рубеж $250\».

Предполагается, что ценообразование в рамках российско-китайского контракта будет строиться на основании рыночных цен на нефть в порту Козьмино (крайняя точка ВСТО) либо в порту Приморск. Однако даже в этом случае расчетно-прогнозная цена нефти на 20 лет действия контракта все равно будет находиться предположительно на уровне $50 за баррель.

Одним словом, крайне сомнительно, что в случае существенного роста мировых цен на нефть российская сторона окажется в состоянии приблизить отпускные цены к среднемировым. Китай зарекомендовал себя как крайне жесткий деловой партнер, не склонный менять условия и идти на уступки. Это значит, что уже довольно скоро \»сделка века\» может оказаться для России по меньшей мере невыгодной. Заниженные цены долгосрочного контракта с Китаем станут хорошим поводом для игры на понижение теперь уже и для Японии, Южной Кореи и, возможно, США, которым предполагается продавать нефть из порта Козьмино.

Предоставляя Китаю сверхвыгодные условия, российская сторона по-прежнему рассчитывает на стратегическое партнерство с возможностью последующего совместного формирования нового полюса силы в противовес США. Однако стремление России к более тесному партнерству с восточным соседом, скорее всего, будет расценено как слабость позиций. \»Желтый дракон\» начинает собственную большую игру, рассчитанную на десятилетия. Если в этой игре ему потребуются союзники (что не обязательно), в их числе, скорее, окажутся развитые государства Юго-Восточной Азии. Тогда как Россию Пекин рассматривает в большей степени как источник ресурсов и средних размеров рынок готовой продукции.