Москвич, возглавляющий сепаратистское движение на Украине, стремится к возвращению империи.

\»Вокруг мятежного города затягивалась \»удавка\» из войск, и Александр Бородай, ныне лидер пророссийских сепаратистов в Донецке, требовал решительных действий\», — пишет The Wall Street Journal. Журналист Филип Шишкин тут же поясняет, что это было более 10 лет назад и касалось не Донецка, а Грозного. Бородай, в то время военный корреспондент, \»хотел увидеть сильный удар по Грозному, уничтожение всех инсургентов и упразднение чеченской автономии в пользу прямого управления Москвы\», говорится в статье.

Теперь же Бородай, вероятно, окажется объектом \»антисепаратистского наступления того типа, к которому он когда-то призывал\», по выражению автора.

Заметное место российских граждан у руля инсургентского движения затрудняет потенциальные мирные переговоры с Киевом, а для Москвы создает проблемы с имиджем, так как она утверждает, что сепаратизм на Восточной Украине — это народное движение, замечает газета.

\»Я понятия не имею, что здесь делает этот человек из Москвы\», — сказал неназванный \»чиновник местных сепаратистов\», оттесненный на обочину с прибытием Бородая. \»Это был рейдерский захват\», — добавил источник.

Правда, заместитель Бородая Андрей Пургин поясняет: \»Из революционеров необязательно получаются хорошие администраторы, так что нам пришлось положиться на специалистов со стороны\».

\»Ни в каких моих действиях никогда не было никакой официальной роли Кремля\», — уверяет Бородай.

По словам автора, Бородай курсирует между Донецком и Москвой, \»ускользая от украинских сил и переходя российскую границу, когда захочется\». В Москве он дает интервью государственным СМИ и проводит встречи (с кем, не раскрывает).

В Донецке Бородай \»действует с почти абсолютной властью\», а его стиль управления отталкивает могущественных местных повстанцев, утверждает газета.

Он \»считает, что выполняет историческую миссию во имя русской нации, которую называет \»суперэтносом\», скрепленным православным христианством\», говорится в статье.

Его рецепт предполагает экспансию \»Русского мира\» и вмешательство в интересах этнических русских везде, где те проживают.

Когда журналисты спросили о его призывах к уничтожению чеченских сепаратистов, Бородай ответил: \»Теперь я тоже борюсь против сепаратистов, не чеченских, а украинских. Потому что есть Россия, великая Россия, Российская империя. И теперь украинские сепаратисты, которые находятся в Киеве, борются против Российской империи\».