В захваченных административных зданиях Луганской области, в плену находятся не только мужчины, а и женщины, но об этом украинские СМИ зачастую по незнанию молчат, а российские телеканалы скрывают это по приказу из Кремля, пишет UAinfo.org.

Как стало известно, от родителей Марины К., их 18-летняя дочь уже месяц находится в здании луганского СБУ, вместе с ней, в небольшой комнате с заклеенными окнами, живет еще приблизительно 40 луганчанок, в возрасте примерно от 17 до 22 лет.

Родители Марины обращались за помощью в украинскую милицию, милицию ЛНР, даже к российским журналистам (так как других там просто нет), но все безрезультатно. Вчера мама Марины нашла на Facebook мой номер, позвонила и рассказала следующее:

6 июля Марина впервые дала о себе знать, позвонила мне с неизвестного номера и сообщила, что она жива, сказала, что ее забрали боевики и держат в Луганске в СБУ»

Дальше расшифровка телефонного разговора со слов мамы:

«что там делаешь, почему не звонишь?» — мама;

«не звоню потому что не разрешают никому, сейчас все ополченцы уснули пьяные и мне удалось взять незаметно у одного из них телефон. Нас здесь много, человек 40, все девчонки, моего возраста, может на пару-тройку лет старше. Обещают отпустить после своей победы, а когда — она не знают» — Марина;

«зачем вы им нужны, там в заложниках, вас бьют?» — мама;

«сядь, тебе это будет тяжело слышать… не бьют, если делаем то, что им надо… вообще мы им типа тут помогаем «расслабляться» после сражений. Понимаешь о чем я?»- Марина;

«они вас насилуют?» — мама;

«колют нам какую-то гадость, от которой мы перестаем соображать, а потом они уже делают с нами что хотят. Девчонки здесь постоянно меняются, новые приходят, а других развозят работать на блокпостах, потом они уже не возвращаются сюда, не знаю что с ними. Я наверно скоро сойду с ума.» — Марина.

В конце разговора Марина сказала: «ой, ма, по-моему кто-то идет, я ещё перезвоню если получится…» и положила трубку.

«Больше не перезвонила. Куда обращаться и, что делать я не знаю. Я представлять даже боюсь, что с ними там на этих блокпостах делают… они же там не песни поют!…» – сообщила мать и расплакалась…