Здравствуй, Игорек!
Заждался, небось? Вот, пишу тебе третье письмо, хотя даже не знаю, жив ли ты там еще. Надеюсь, что жив: пока ты не осознал свои грехи и не ответил за них перед собой и людьми, умирать тебе рано.
На первые два моих письма, Игорек, ты мне ответить еще не успел, но я все понимаю: ты очень занят — наверное, с утра опять пошел убивать людей. Я тоже человек занятой! Расскажу тебе, как прошел мой вчерашний день. Встали мы затемно — в четыре утра, выехали в пять. Это у вас в России в четыре утра летом уже светло. А у нас тут зима, светает поздноватенько, поэтому первые пару часов ехали по Панамериканскому шоссе в полной темноте.

Ты когда-нибудь ездил по Панамерикане? Для многих это мечта жизни. Вот есть такая мечта у тысяч людей — проехать по Панамерикане, пронизывающей обе Америки от Аляски до Огненной земли. А еще у многих мечта — взойти на Килиманджаро, например, как у моей жены с детства. И у нас еще все впереди. А у тебя-то жена есть?.. Ах, да, ты же ее бросил с двумя детьми. Алименты хоть платишь? Или в боях не до детей? Оно и верно, братишка, какие могут быть дети, когда народ в опасности! Не до детей, федерализм надо отстаивать!.. А я вот со своей женой прожил полжизни, и пару дней назад, взявшись за руки, мы вместе гуляли по Лиме, а теперь поехали по стране.
И знаешь, что я заметил, Игорюнь? Что люди, которые не сумели наладить свою собственную жизнь, очень любят налаживать жизнь другим людям — вот как ты. Своя-то у тебя не сложилась — семьи нет, в Москве у тебя двушка то ли в хрущовке, то ли в панельной девятиэтажке, да и кто ты был здесь? А там ты — министр обороны! И, кажется, сам в это веришь. Так вот, не сумев наладить жизнь собственную, ты кинулся налаживать жизнь для миллионов людей в другом государстве. Куда тебя никто не знал…
Впрочем, не буду отвлекаться. Итак, встали мы рано. И многое потому успели! И на остров Балестас на катере сплавать — на пингвинов и прочих птиц-тюленей посмотреть; и поездить на джипе по заповеднику Паракас, где желтая пустыня встречается с Тихим океаном.
Дыхание великого океана, Игорек! Ты когда-нибудь чувствовал его?..
Поносившись по заповеднику, мы отправились в Ику, где неподалеку от этого города поселились в оазисе. Здешний оазис — это небольшое озеро в пустыне в окружении огромных, размером с девятиэтажный дом барханов. А вокруг озера — набережная с пальмами, отели, лавчонки какие-то… Сначала, Игорек, мы поплавали по этому озерцу на вёсельной лодке с тентом из сухих пальмовых листьев, словно чеховские дачники. На жене была белая шляпа, а я и так красивый.
Слушать тихий плеск вёсел — это ли не прекрасно, дружище?
Поплавав, причалили к берегу, где услужливый перуанец, подав руку, помог нам выбраться на берег и взял 20 солей за прокат лодки. Нам нужно было торопиться, братишка: нас ждал очередной экспириенс — катание на багги по барханам. Мы взяли индивидуальный тур — уж извини, не коллективист я… С тракторным рыком наш косолапый рыдван носился по барханам. А потом мы катались с песчаных гор на сноубрдах. Съехал вниз, закинул доски на багги и наверх с ревом мотора… Ты когда-нибудь катался на багги? А на сноуборде? Хотя бы по снегу?.. Нет? А зачем ты живешь тогда, Игорь? Чтобы убивать людей, вымещая на них злобу на свою неудавшуюся судьбу?..
Отель в колониальном стиле с деревянными панелями на стенах я выбрал сам — так, чтобы с бассейном. Знаешь, почему? Потому что нет ничего приятнее, чем поплавать после пустыни, смывая песок. Ведь после катания на багги и досках по барханам песок приходится вынимать из карманов горстями и выколачивать из кроссовок…
Но и на этом наш день не кончился, Игорь, отнюдь нет! Мы сели на тук-тук, решив не трогать наш арендованный джип на парковке отеля, и поехали в город Ику, в музей доктора Кабреры, с сыном которого накануне созвонились из Лимы. Темнеет тут рано, а в музей можно сходить и вечером, не тратя на это световоой день (видишь, как у нас все спланировано, братишка!)
Сын знаменитого доктора Кабреры провел для нас двоих экскурсию, сказав, что 40% людей, посещающих его музей, — русские. И это при исчезающе малом проценте русских туристов в Перу! А знаешь, почему, Игорек? Тебе вообще известно, что экспонируется в музее доктора Кабреры? Тебя в этой жизни загадки мира вообще интересуют? Или тебе больше нравится убивать людей? Ты — недоигравший мальчик, Игорюня. Всю жизнь переодевался в солдатиков, настолько тебя к этому тянуло. Тебе жутко хотелось поиграть в героя, поубивать во имя высокой цели по-настоящему. И вот дорвался…
Закончился наш с женой вечер в ресторане, Игорек. Я люблю чилийское вино и мясо прожарки медиум. А ты? Ты разбираешься в вине и мясе? Я, честно сказать, в вине — не очень. Но я работаю над собой! Знаешь, что ответил мне один мудрец на вопрос, как научиться разбираться в винах? Он сказал: «Надо просто пить.» И я пью! Пью много и старательно, усердно работаю над собой…
Как видишь, братишка, мы много успели за этот день. А что ты успел в этой жизни?
В прошлом письме я задавался вопросом — где находится та волшебная веревочка, на которой сушатся трусы героя. И знаешь, братишка, этот мой вопрос многим не понравился! Эти многие полагают, что ты и твои архаровцы — святые заступники. Читать все комментарии (их тысячи!) у меня нет времени, потому как я больше занят собой, но один из случайных тычков вывел меня на коммент, где приводятся свидетельства зверств т.н. ополченцев. Твоих дружков, Игорек! Кто не ленится, тот найдет эти ссылки. А кто ленится, тот может вспомнить вспоротые животы украинских граждан. Кстати, забыл спросить, братишка, ты сам вспорол живот этому украинскому депутату, который «бурагозил», или поручил кому-то из сторонников федерализма? Жду ответа.
Наши патриоты в зверства «ополченцев» не верят, потому как про них не рассказывают на кремлевском ТВ. А значит, их нет, и любое упоминание о зверствах ополченцев вызывает у патриотов обильное слюноотделение. Наверное, им представляется, что ополченцы — это славные герои, которые в чистых белых кружевных трусах каждодневно делают благородство. Увы!..
У тебя, Игорек, оказывается, в России много сторонников! Больше, чем в Донецке! Один такой мне даже написал, будто он тоже герой, и ему прекрасно понятно, за что ты, Гиркин, воюешь. Этот комментатор даже решил побить меня моим же оружием, прикинь, — стал меня попрекать в нищебродстве! Заявил, что он ветеран двух войн, а ныне отважный бизнесмен и вывез свою жену и тещу бизнес-классом на отдых в Черногорию, где ныне и пребывает. Приводил цифры потраченного капитала, дурачок. Но мы-то с тобой, Игорек, понимаем, что никакой он не герой. Герои — мы с тобой, ибо не входим в противоречие с собственными убеждениями. Ты по натуре дурак и служака и потому воюешь, я же против войны и потому наслаждаюсь жизнью. А упомянутый выше хмырь — просто предатель, живущий не по убеждениям. И нас обоим с него противно: понимая тебя и твоих товарищей и разделяя ваши убеждения, он прячется в тылах, жопу на черногорских курортах греет. В ДНР люди кровь проливают за идеалы украинского федерализма, а он отсиживается у тещи под юбкой, паразит!
Так что мы с тобой — два рыцаря, братишка, а он — ничтожество.
Я тебе, Игорек, сейчас кое-что объясню, если ты еще не догнал. Нынче в мире есть две группы рыцарей — такие, как ты, и такие, как я. Такие как ты — староверы, они распространяют влияние своей страны, воюя мечом и калашниковым, убивая людей. А есть другой тип рыцаря — он воюет долларом, распространяя свое влияние. Твой тип воина, Игорек, — устарел. В наше время совершенно не обязательно переносить границы, чтобы распространить влияние. Влияние распространяется с каждый потраченным долларом. Не понял? Наверное, тебя контузило. Ничего, я еще раз объясню.
Смотри… Ты сейчас завоевываешь Украину. Я сейчас завоевываю Перу. В современном мире на обязательно махать мечом для раздвигания границ. Это глупо и жестоко. К чему силой завоевывать Крым, Новороссию или Перу, распространяя туда влияние России, если любой русский и так может поехать в Крым или Перу, просто заплатив деньги и получив там все удовольствия? Причем, при этом не надо никого убивать, а завоевание получается локальным и точечным — сколько необходимо удовольствий, столько и купил, а потом уехал, и не надо тратиться на содержание этой страны из кармана метрополии.
Ты, Игоряша, устаревшая модель. А я — прогрессор. Ты веришь в насилие и проливаешь кровь. Я верю в экономическую заинтересованность и даю людям зарабатывать. Можно границы ликвидировать штыком, как любили делать Сталин с Гитлером, а можно валютой, как это сделали в Евросоюзе.
Скольких украинских детей ты осиротил ради своей веры, Игорек? Нет, правда, ты задумываался об этом? Скольких детей ты лишил родителей? Сколько матерей не дождались своих детей потому, что ты в своей голове придумал какую-то идею и ради нее развязал в другой стране войну, пытаясь таким образом спрятаться от себя, стать нужным хоть кому-то — таким вт извращенным образом?
Тут недавно твоего бойца родом из города Балашова схоронили. Эпитафию можно почитать ЗДЕСЬ . А если кому лень читать, я расскажу. Жил этот работяга в бедной русской провинции, в сраной хрущовке, среди луж, алкоголиков, мусора и дерьма. И сбежал от такой жизни воевать на Украину. В твои ряды. Тоже за федерализм стоял. Как ты, Игорь, думаешь, много он знал о федерализме? Какие властные функции центра предполагал отдать на места, а какие оставить? Как распорядиться каналами налоговых и дотационных поступлений?..
Как ты знаешь, Игорек, я пишу тебе из Перу. Там нашу с тобой переписку тоже читают, поскольку есть в этой стране русскоязычная тусовка. Так вот, один местный парень телеграфировал мне, что русская тусовка в Перу разделилась, как и в России — 80% угорающих пропутинских патриотов и 20% нормальных людей, которые путинско-имперскую ТВ-истерию против Украины сугубо не одобряют.Узнал? Это закон Парето, который еще называют законом 80/20. Двадцать процентов людей зарабатывают 80% денег. 20% людей делают 80% изобретений… Закон этот универсален и работает не только в человеческом обществе, но и в природе. Применительно к социуму, его можно назвать и по-другому — соотношением умных людей с развитым критическим мышлением (20%) и легковнушаемых дураков из простонародья (80%). Это нормально. Огорчает другое — что президент у нас из 80-и процентов, а не из 20-и.