Позитив, который мы получим сразу после подписания и ратификации Соглашения, — формирование зоны свободной торговли с ЕС. Экономисты отмечают, что положительные перемены некоторые производители почувствуют быстро, в частности это касается тех, кто уже сейчас поставляет свои товары в Европу. Остальным же придется совершенствовать свою продукцию, чтобы она была конкурентоспособной.

Также эксперты ожидают дополнительного притока инвестиций, однако, не сразу. Для этого необходимо будет обеспечить безопасность в стране – достичь мира на Донбассе.

При этом экономисты не скрывают, что Украина должна быть готова к определённым рискам, главным образом, связанным со способностью наших компаний соответствовать высоким конкурентным условиям, в которых работают европейские производители. Также они предостерегли, что после подписания Ассоциации с ЕС можно ждать очередной торговой войны со стороны России.

Ярослав Жалило: — Заведующий отделом экономической и социальной стратегии Национального института стратегических исследований, президент Центра антикризисных исследований Ярослав Жалило:

\»Украина берёт на себя выполнение чёткой программы внутренних преобразований, которые направлены на формирование в ней международно признанной экономико-правовой среды. Речь идёт о регуляторной системе, конкурентной политике и т.д. Это значит, что, во-первых, создаются предпосылки для инвестиционной привлекательности страны, во-вторых, что с Украиной, как с экономическим партнёром по кооперации, торговле и другим связям, будет намного проще разговаривать не только европейцам, но и представителям стран других регионов мира. Это, на мой взгляд, самое главное, потому что это стратегический эффект.

Эффект, который будет ощутим для Украины сразу после подписания соглашения – формирование зоны свободной торговли с ЕС: для нас откроется доступ на рынки Европейского союза, что позволит если не увеличить объем экспорта, то, по крайней мере на первых порах, получить дополнительный доход от уже работающих на европейских рынках благодаря тому, что они теперь не будут платить деньги в виде пошлин, а будут получать их сами.

В среднесрочной и долгосрочной перспективах можно рассчитывать на постепенное расширение присутствия украинского бизнеса и украинских товаров на рынках стран Европейского союза. Однако тут появляются и вызовы.

Это вызовы, связанные со способностью наших компаний соответствовать достаточно высоким конкурентным условиям, которые стоят перед европейскими производителями. Во-первых, смогут ли они пробиться на европейские рынки? Во-вторых, смогут ли конкурировать с европейскими товарами, доступ к которым на украинском рынке также будет постепенно упрощаться (так как это ЗСТ со встречным движением)?

Первый положительный эффект мы ощутим сразу – упрощение доступа для украинских товаров на европейский рынок. А это – доходы производителей, возможности активизации экспорта. Понятно, что эффект, например, от инвестирования мы сможем почувствовать тогда, когда в Украине будут преодолены другие препятствия для инвестирования, а главное – жесткий политический и военный кризис в восточных регионах. При этом риски более характерны для среднесрочной и долгосрочной перспектив. Потому что именно тогда начнётся тестирование наших производителей на предмет того, готовы ли они выйти на европейские рынки.

Виктор Суслов :
Заслуженный экономист Украины, экс-министр экономики Виктор Суслов:

Подписание соглашения на этот раз состоялось, прежде всего, по политическим, а не по экономическим мотивам: за это выступил Майдан, это одна из причин революции, и есть обязательства украинских политиков. Экономический анализ при этом отходит на второй план. На первом – политическая неизбежность подписания соглашения.

В прошлом году общественность широко обсуждала выбор: Ассоциация с Евросоюзом или сближение с Таможенным союзом. Сейчас все вопросы, касающиеся Таможенного союза, отошли на второй план, и это направление по объективным причинам оценивается как неперспективное.

Кроме того, на этот раз речь идёт о подписании соглашения с ЕС на более выгодных для Украины экономических условиях, чем в прошлом году. Евросоюз уже выделил кое-какое финансирование, а после подписания обещано около 11 миллиардов евро дополнительно. Эти деньги будут использованы для реализации соглашения, в том числе, для внедрения технических регламентов ЕС и его стандартов. Раньше такие деньги Украине не выделялись. Так что эти предложения более благоприятны в экономическом плане для Украины.

Сейчас, учитывая резко ухудшившиеся политические отношения с Россией, подписание было неизбежно политически. Экономически, учитывая возросшую поддержку западными странами, в том числе Евросоюзом, Украины, это становится возможным. Как выясняется, финансово поддерживать президента Януковича год назад Евросоюз не собирался, и если бы соглашение подписали, Украина не могла бы его реализовать.

Украина сейчас не может не примыкать ни к каким экономическим и военно-политическим группировкам. В силу создавшейся ситуации, Украина вынуждена двигаться в сторону тесного сотрудничества с ЕС и США, и, очевидно, будут свёртываться отношения с Таможенным союзом. Кстати, Россия подтвердила, что в случае подписания соглашения она ввёдет санкции против Украины – ограничения в части торговли. Речь идёт о применении приложения №6 к Соглашению о ЗСТ СНГ, где под предлогом якобы возможного реэкспорта через территорию Украины европейских и других товаров Россия выставит защитные барьеры на пути украинских товаров вообще.

Фактически речь идёт о вытеснении Украины из зоны свободной торговли. Если такое произойдёт, то смысла дальнейшего пребывания Украины в СНГ не будет, Украина почти наверняка тогда выйдет из СНГ, и вероятность вступления её в НАТО тогда резко возрастёт. Поэтому, на мой взгляд, российская политика, направленная на проведение курса ограничения торговых отношений с Украиной, неправильная. Она нанесёт ущерб не только Украине, но и России.

Следует обратить внимание на 39 статью Соглашения об ассоциации с ЕС, где прямо определено, что Украина может быть членом других зон свободной торговли, помимо ЗСТ с Евросоюзом, и может вступать в другие союзы. Надо было максимально попытаться сохранить украинские позиции на рынках СНГ.

Резко увеличить свой экспорт мы пока не сможем, прежде всего, потому, что Соглашение о ЗСТ с ЕС рассчитано на постепенное введение в течение десяти лет. Кроме того, пока мы не ввели европейские стандарты и технические регламенты, наша продукция не будет соответствовать требованиям ЕС, и она не сможет туда экспортироваться (в том числе, значительная часть сельскохозяйственных и продовольственных продуктов). Поэтому правительству нужно внимательно анализировать ситуацию и, пока не поздно, может быть, всё же получить некоторые дополнительные уступки от ЕС. По крайней мере, я считаю, что должны быть более акцентированные четкие обязательства ЕС по оказанию финансовой помощи для целей перевода украинской экономики на технические регламенты и стандарты Евросоюза.

Предыдущее правительство завышало цифру необходимых расходов, называя цифру 160 миллиардов долларов, но реальная цифра не намного меньше. Это колоссальные расходы, а экономика Украины в кризисе; политической стабильности нет; страна непривлекательна для инвестиций; мы стоим перед угрозой тяжелейшего финансового кризиса, кризиса бюджета и банковской системы. В этих условиях подписание соглашения должно сопровождаться массированной дополнительной помощью. Многие отечественные и иностранные эксперты говорят о том, что ЕС вместе с США должен бы предложить Украине что-то вроде плана Маршалла.

Есть бесспорные теоретические выгоды от подписания соглашения с ЕС. Допустим, перевод украинской экономики на технические регламенты и стандарты Евросоюза – это настоящая глубокая реформа, резкое повышение качества продукции, это переход на более современные технологические процессы. И, на самом деле, это очень хорошо. Это плюс.

Минус в том, что у нас нет денег для перестройки всего нашего производства и реального перехода на эти регламенты. Вопрос не в том, что хорошо, а в том, кто оплатит эти мероприятия. И пока необходимой помощи Евросоюза нет, для нас есть риск, что мы подпишем соглашение и возьмём на себя такие обязательства, которые не сможем потом реализовать. А самый большой риск в том, что когда на бумаге эти регламенты и стандарты будут введены для внутреннего украинского производства и рынка, а предприятия на них – не будут, тогда нам придётся эти предприятия остановить. Потому что их продукция не будет соответствовать европейским регламентам и стандартам. И тогда весь внутренний украинский рынок и производство будут отданы продукции из стран ЕС, а свои заводы и предприятия будут остановлены, что вызовет массовый рост безработицы и тяжелейший кризис.

И тогда это может быть величайшая дискредитация самой идеи ассоциации с Евросоюзом. Тогда мы можем получить ещё один Майдан, резкий разворот общественного сознания в сторону Таможенного союза, и всё это будет сопровождаться большими потрясениями. Поэтому все сейчас одинаково заинтересованы в разумных решениях – и Президент, и правительство, и руководство ЕС, в конце концов, страны Таможенного союза – тоже.

Андрей Новак
Председатель Комитета экономистов Украины, кандидат экономических наук Андрей Новак:

Подписание экономической части Соглашения об ассоциации с Евросоюзом ничего украинской экономике не гарантирует, но это действие создает широкие возможности. Как Украина воспользуется данными возможностями, будет зависеть от нашей внутренней экономической политики.

Эта ситуация с подписанием соглашения с ЕС очень похожа на то, как пять лет назад Украина вступала во Всемирную торговую организацию: тогда мы тоже надеялись, что само вступление в ВТО даст Украине толчок к экономическому развитию. Но этого за пять лет, к сожалению, не случилось, и именно потому, что внутренняя экономическая политика Украины осталась неэффективной. Поэтому самим себе надо дать чёткий ответ: никакие внешние международные соглашения, даже самые лучшие, не заменят внутренней экономической политики.

Потому после подписания экономической части соглашения 27 июня для Украины начнётся большая домашняя работа. И только от нас зависит, как долго и насколько качественно мы будем выполнять эту домашнюю работу. Потому что ассоциация с ЕС – это промежуточный этап до полноправного членства в ЕС. Соглашением об ассоциации европейские страны дают сигнал, что они потенциально могут присоединить Украину к ЕС, но при этом она должна провести тот набор реформ, которые приблизят нашу политическую, экономическую, социальную жизнь к стандартам стран ЕС. Как долго мы будем проводить эти реформы? Зависит только от нашей внешней и внутренней политики. Мы эту домашнюю работу можем сделать и за три года, а можем и за 30 лет так её и не выполнить.

В самом соглашении я насчитал три хороших окна для украинских производителей, которые потенциально могут стать тремя большими воротами. Первое окно – это раздел \»Кумуляция товаров\», который говорит о том, что украинские производители будут создавать почти все элементы практически любого товара, но нужно, чтобы европейский производитель проводил заключительную стадию производства этого товара, оформлял его, и этот товар будет считаться произведенным в ЕС, даже если все составляющие созданы в Украине. Такой статус даст возможность этому товару продаваться без каких-либо ограничений и на европейском, и на мировом рынках.

Второе окно – раздел \»Набор товаров\», который говорит о том, что до 15% товаров, которые продаются в наборе (а это довольно распространенная практика почти на всех рынках), может быть украинского производства, а 85% – европейские производители. И такой набор товаров тоже будет считаться набором товаров ЕС, на который также не будет никаких ограничений по продаже и на европейском, и на мировом рынках.

Третье окно – инвестиционное. Когда мы подписываем Ассоциацию с ЕС, для украинских субъектов хозяйствования открываются более широкие возможности для привлечения европейских инвестиций. Но, прежде всего, нам нужно выполнить первое и главное условие для инвестиций – условие безопасности. А это во многом зависит от того, как будет развиваться военно-сепаратистская ситуация.

Мы должны понимать, что после подписания Ассоциации с ЕС наш другой крупный контрагент – Российская Федерация – использует этот факт как дополнительный аргумент для очередной волны торговой войны против украинских товаров и производителей. Это то, что делала РФ последние несколько лет, но теперь она будет ссылаться на то, что Украина якобы не дружит с РФ, и потому она будет закрывать для нас российский рынок. Этот риск есть, и он, безусловно, будет работать.

Выгоды, которые мы получим от подписания соглашения, опять-таки, будут зависеть от нашей внутренней политики, её эффективности, разрешения военно-сепаратистской ситуации. В первую очередь, выгоду получат те украинские производители, которые уже присутствуют на европейском рынке со своими товарами. Для новых производителей с новыми товарами нужно будет, как минимум, время для прохождения процедуры сертификации этой продукции на европейском рынке.

В целом, ассоциация с ЕС – это хороший стимул, мотиватор для украинских производителей, чтобы модернизировать свое производство, понизить энергозатратность, понизить себестоимость своей продукции, повысить ее качество, чтобы соответствовать стандартам безопасности и качества ЕС и, таким образом, расширить рынок сбыта этой продукции.

Плюс европейские инвестиции, о которых речь шла выше, помогут обновлять технологии и постепенно обновлять как промышленный, так и аграрный секторы Украины.

Мнения политологов по поводу Соглашения об ассоциации читайте в статье \»Главреда\»: Украина отказывается от российской \»мышеловки\» и получает шанс.

Надежда Майная