Порошенко объявляя прекращение огня, не имел в виду переговоров с сепаратистами. Он давал им время уйти.

Лидеры ДНР ЛНР останавливая огонь, видят в этом шаг к началу диалога.

Принято считать, что самые плохие переговоры лучше стрельбы по людям. Безусловно так, никто не гибнет и мало кто страдает. Поэтому позиция повстанцев получила поддержку Л.Кучмы, представителей Евросоюза. Развивает тему и российская сторона. Она давно желает посадить Киев за один стол с повстанцами и тем самым превратить их из террористов и российских наемников в легитимных представителей Донбасса.

Позиция разумна и понятна.

А что Киев? С кем он должен переговариваться?

С преступниками, поднявшими вооруженный мятеж? С гражданами РФ Стрелковым и Бородаем? С примкнувшими к ним украинскими гражданами, объявившими себя выразителями интересов Донецка и Луганска? С раздираемой противоречиями группой революционеров пока не выработавшей внутренней структуры?

И главное, о чем Киев может говорить с ними? Тема федерализации и передачи полномочий не только бомба замедленного действия для Киева, она не нужна уже и сепаратистам. Ничего, кроме уголовного преследования их лидеров в стабилизировавшейся Украине не ждет. Темой переговоров может быть только отделение, может быть через некие переходные формы.

Для вооруженной части сепаратистов приемлемо только отделение, не убрав их из страны обеспечить успокоение невозможно. Невозможно и уничтожить их без увеличения жертв мирного населения в геометрической прогрессии. Порошенко понимает это и потому предложил сепаратистам уйти.

Уйти им некуда и не зачем. Они останутся.

Стороны взяли передышку и восстанавливают силы.

Перемирие – эпизод информационной войны. Его цель для сторон одинакова: развязать себе руки. Мы хотели мира, но противник нас обманул. Так вскоре скажут Порошенко и повстанцы. И Путин.