Эксперт Центра анализа стратегий и технологий Василий Кашин очень точно в своей статье показывает с одной стороны тупиковость войны для обеих стран России и Украины и при этом выгодность войны для отдельных категорий людей в этих странах. В общем ничего не меняется: кому война, а кому мать родна!

Сбитие луганскими повстанцами украинского Ил-76 повлекло за собой нападение толпы разгневанных украинцев на российское посольство в Киеве — оно было остановлено в последний момент, использованные для этого и. о. министра иностранных дел Андреем Дещицей методы оскорбили Москву и в итоге стоили ему поста. Если бы оно не было остановлено, то, как следует из интервью российского посла в Киеве Михаила Зурабова, охрана посольства открыла бы огонь, что привело бы к большим жертвам с двух сторон «с непредсказуемыми последствиями». Речь шла бы, вероятно, о большом количестве убитых киевлян и гибели персонала российского посольства, что, в свою очередь, повлекло бы за собой полномасштабную войну.

В этот раз катастрофы удалось избежать всего лишь ценой карьеры и. о. министра иностранных дел. Но разве можно поверить, что украинская армия избежит новых крупных потерь? Каждый час войны сужает доступное политикам поле для компромиссов. Если после встречи Путина и Порошенко в Нормандии 6 июня создалось впечатление, что происходит деэскалация, то сейчас события развиваются в обратном направлении.

В начале мая, после отвода основной части российских войск от границы, Украина начала новую фазу своей антитеррористической операции (АТО). Можно было ожидать, что события пойдут по одному из двух сценариев: либо силы АТО относительно быстро, с ограниченными разрушениями и гражданскими жертвами, устанавливают контроль над Донбассом, выдавливая ополченцев в Россию, либо наступление увязает, начинаются переговоры, которые ведут к украинской версии Хасавюртовских соглашений. Оба варианта открывали путь к деэскалации и политическому урегулированию кризиса. При любом сценарии роль России была бы ключевой. Реализовался, однако, третий сценарий. Украинское наступление потерпело неудачу, на которую Украина ответила эскалацией боевых действий, расширением использования тяжелого вооружения, ударами по гражданской инфраструктуре мятежных регионов с жертвами среди мирного населения.

Боевые действия характеризуются нарастающим ожесточением сторон. Они уже привели к притоку в Россию беженцев и неоднократным нарушениям российской границы, в том числе украинскими военными. Разыгрывающееся в Донбассе побоище при видимом бездействии России вызывает недовольство населения и может создать Кремлю внутриполитические проблемы. Лидеры донецких повстанцев стремятся играть на этой угрозе, публично взывая о помощи к Москве.

В случае взятия штурмом украинскими войсками одного из крупных населенных пунктов — центров восстания число гражданских жертв будет огромным и резонанс украинских событий в России резко усилится. Участятся нарушения российской границы, прилегающие к Украине регионы России испытают приток незарегистрированного оружия и озлобленных людей, которые умеют им пользоваться.

Перспективы приемлемого для России мирного разрешения ситуации исчезают на глазах. Усиление вооружения повстанцев, которое можно было наблюдать в последние недели (рост числа средств ПВО, минометов и противотанковых средств, в ряде случаев — бронетехники), едва ли решает проблему. Это лишь затягивает конфликт.

Россия уже начала возвращать войска на украинскую границу, пока что для усиления ее охраны. Но уже опубликованы видео выдвижения к границе значительных по численности подразделений связи и материально-технического обеспечения. Они необходимы для строительства крупной группировки войск, способной провести наступательную операцию. Эта операция при дальнейшем продолжении войны в Донбассе выглядит неизбежной.

Для Украины продолжение войны за удержание Донбасса не имеет перспектив. Страна переживает, возможно, самый тяжелый для национальной экономики год за все время независимости. Экономические и политические реалии таковы, что можно ожидать нового социального взрыва уже этой осенью независимо от хода войны. Если Донбасс даже и будет покорен в ближайшие месяцы, стабилизация основательно разрушенной территории при таком состоянии украинского государства и экономики не имеет перспектив.

Затяжную войну трудно вести и с технической точки зрения. Автопарк украинской армии состоит из машин примерно 25-летнего возраста, которые при дальнейшем затягивании войны начнут массово выходить из строя. У некоторых видов боеприпасов советского выпуска уже истекли сроки хранения. Количество боеспособной техники в украинских вооруженных силах в разы отстает от того, что пишут в справочниках. Летающих бомбардировщиков и штурмовиков, возможно, не хватит и на эскадрилью. Украинцы перешли к эксплуатации авиатехники с исчерпанным ресурсом, «по состоянию», и именно так эксплуатировался сбитый Ил-76. По мере окончательного износа и выхода из строя древней техники экономическое бремя войны существенно вырастет.

Катастрофическое развитие событий с российским вторжением в Донбасс, разрывом отношений России и Запада, разгромом украинской армии не выгодно ни России, ни ЕС, ни США, ни новому украинскому президенту. С другой стороны, многие украинские олигархи, правые политики, руководители силовых структур ничего не потеряют в случае, если территориально усеченная Украина превратится в прифронтовое государство, находящееся на передовой новой холодной войны. Исторически таким странам прощалось очень многое, так что роль не лишена привлекательности. На передний план сейчас выходит вопрос о способности нового руководства Украины контролировать силовиков и степени его владения ситуацией непосредственно на театре военных действий.

Источник Ведомости.ру.