\"Стрелкаов\"Весть о перемирии моментально разлетелась по Славянску, там, где был свет, про нее узнали из телевизоров, где света не было – с помощью радиоприемников, которые еще ловят городскую станцию Краматорска. Первое, о чем мы спросили командующего:

 Может ли кто-то из ополченцев воспользоваться амнистией и выйти из города по заявленному коридору?

Игорь Иванович заметил, что просто так ополченцам с позиций не уйти:

— Если кто-то собирается покинуть ополчение по каким-то причинам, он сначала должен поучаствовать в инженерно-строительных работах. Вне зависимости от Порошенко и каких-то там перемирий.

Но самого прекращения огня ни ополченцы, ни мирные жители Славянска и Краматорска не почувствовали. По словам Стрелкова, о мирных инициативах он узнал в семь часов вечера, ему позвонили и сообщили про одностороннее прекращение огня украинской стороной:

— Я скептически усмехнулся, — сказал нам Игорь Иванович, — Подумал, в 23 часа мы поймем, есть это перемирие или нет. Уже на протяжении многих дней в это время, а по Москве — в полночь, противник посылает снаряды либо по нам, либо по Семеновке или Краматорску. Двумя-тремя батареями. Я ошибся. Обстрел начался в 21.30. Две батареи по четыре ствола ударили по Краматорску, после чего перемирие прекратилось. Утром по Краматорску ударила «сушка», промазала, но это роли не играет. Для меня такие перемирия недействительны. Плевать я хотел на такие перемирия, извините за выражение.

Абсолютно разочаровавшись в мирных инициативах украинской стороны, ополченцы ранним утром атаковали противника:

— Блокпост у Красного Лимана был обстрелян с близкого расстояния  из АГС. На посту БЗС был нанесен серьезный урон живой силе противника. Наша разведгруппа двумя огнеметами «Шмель» нанесла удар по месту их отдыха и расположения, попав  точно в окна.

 Если предположить, что они все-таки прекращают огонь, выстраивая некие коридоры… Кто-то захочет уйти? — спросили мы у командующего.

— Только вчера сюда прибыли около 40 добровольцев. Сегодня я ожидаю еще около 50-ти. Пока я наблюдаю только приток людей в наш район. Люди вступают в ряды ополчения, получают оружие и занимают свои места на боевых позициях. Отток незначительный. Есть, конечно, малодушные люди, есть дезертиры. Есть те, кто, попав под огонь, страшно пугаются и заявляют о желании вернуться. Как в любой армии, таких процентов 10. Думаю, что ни одного человека, готового откликнуться на призыв Порошенко, не найдется ни в гарнизоне Славянска, ни в гарнизонах близлежащих городов.

По мнению Стрелкова, своей инициативой Порошенко пытается сохранить хорошую мину при плохой игре. Сейчас украинские войска огромными колоннами тянутся от Бердянска к Мариуполю, от него — на Север — Северо-Восток. Хотят выйти на исходные позиции для наступления вдоль границы.

Они планируют отсечь Луганскую и Донецкую области от естественных каналов помощи продовольствием, горючим и — теоретически — снаряжением и оружием, — считает командующий. — Мы все-таки надеемся, что Россия нам рано или поздно поможет. Пока же украинская сторона в течение суток закончит сосредоточение сил, нанесет новые авиационные и артиллерийские удары и перейдет в наступление вдоль границы на обоих направлениях — с Севера и с Юга. Ничем другим оно не закончится, если, конечно, Владимир Владимирович лично не вмешается в эту ситуацию и не примет какие-то меры, которые полностью перечеркнут планы оккупационной власти Киева. Пишет Комсомольская правда