Варшавская Gazeta Wyborcza опубликовала репортаж нелюбимого  ФСБ московского корреспондента Вацлава Радзивиновича. В нем он рассказал о тяжких думах Путина, которого в дипломатических кругах некоторых стран называют главной русской собакой, альфа-догом, а других khuilo.

В своем репортаже, сопровождаемом фото человека русского при пересечении границы в Червонопартизанске и озаглавленном «Путин в украинском клинче. Крым наш, а дальше что?» (Putin w ukraińskim klinczu. Krym nasz, ale co dalej?) Радзивинович, про которого московские чекисты рассказывают, что он пишет «антироссийские тексты с вражеских позиций», сообщает:

«Президент Украины Петр Порошенко заявил, что на этой неделе предложит прекращение огня в восточной части страны. Является ли это победой Путина? Конечно, нет, так как, несмотря на внешнюю видимость, президент России оказался в тупике.

В настоящее время, по-видимому, все в порядке. Лозунг «Kрымнаш» (пишется обязательным вместе) действует как наркотик. Отечественный энтузиазм народа достигает своего апогея. Более 80 процентов русских поддерживают Путина, ожидая его следующего шага, считая, что он будет, с их точки зрения, такой же успешный, как тот, который он сделал в отношении «Kрымнаш».

Но такой шаг он не делает.

Средне-статистическому гражданину России, которому телевидение каждый вечер заряжает батарею ненависти, трудно понять, почему его армия не спешит освободить русскоязычных в Донецке и Луганске от лап «укров», «бандеровцев», «фашистов.

В минувшее воскресенье, на следующий день после инаугурации нового президента Украины, Дмитрий Киселев, передовик пропаганды Кремля на телеканале «Россия 1», утверждал, и, вероятно, убедил своих соотечественников, что в Киеве правит «военный преступник Порошенко». А его коллеги из «Первого канала» оказалась более творческими.

На очень популярную программу текущих событий «Время» они пригласил аж сразу трех профессиональных физиономистов, и они ровно 15 минут считывали с фотографии Петра Порошенко его, конечно, противный характер, рассказывали, что опущенные веки означают скрытость и мстительность, а полные губы — жадность… и т.д. Одним словом, монстр. Горе русскоязычным, необходимо в спешке бежать им на помощь.

Но военное вмешательство, как уже поняли в Кремле, в игру лучше не вводить. Правители России боятся санкций, изоляции страны и как следствие — экономического кризиса. Теперь в официальном обсуждении в Москве действует тезис, что Россию к вмешательству в Украине толкает только ее враг — Америка.

В Крыму хорошо зарекомендовали себя более или менее тайно отправленные на восток Украины «зеленые человечки», которые свободно проходят через границы с танками, бронетехникой, ракетными пусковыми установками.

И какой результат? Когда наемники и волонтеры из России освоили Донецкую и Луганскую области, там образовалось политическое «Дикое поле», который в Москве метко называют Лугандой (от слова Уганда, которую сионисты до сих пор ненавидят за «самолетный кризис» 1976 года и разрыв отношений с «Израилем» в 1972).

Только вчера Эдуард Лимонов, писатель и лидер запрещенной национал-большевистской партии, на страницах верной Кремлю газеты «Известия» подверг Путина критике, потому что президент делает вид, что не видит, что граница с Украиной «открыта, как банка консервов.» Так почему бы туда не пойти?

Нет такого зла, от которого не была бы добра. «Это даже лучше, — пишет Лимонов -…. Пусть из двух самопровозглашенных народных республик в Донецке и Луганске будет создана одна. Возможно, это будет социалистическая республика, куда Владимир Путин сможет отправить всех нас. Таких, как, например, я», — пишет национал-большевик, который мечтает о революции и воскрешении СССР.

Если Луганда действительно борется за независимости своего «дикого поле», то, без сомнения, для таких, как он, это земля обетованная. Россия безусловно не привлекаетает истинных, верным своим идеалам коммунистов и националистов. У России есть свой одомашненный товарищ Геннадий Зюганов, который иногда кричит что-то в интересах «трудящихся», но члены его фракции в госдуме всегда голосуют, как того хочет Кремль. У России также есть Владимир Жириновский, который в течение многих лет играл роль придворного националистического оппозиционера.

А для Лимонова, его национал-большевистских учеников и им подобных у России есть тюрьмы. Хотя сейчас, когда существует потребность в шумливом патриотизме, Лимонов может позволить себе писать в «Известиях», но власти закрыли его и газету, и партию. Они закрыли также и его самого.

Красные и коричневые наследники y СССР считают, что сейчас судьба им фортит. Наконец они смогут неистовствовать в Новороссию, неподконтрольной ни Киеву, ни Москве. Там будет много оружия и людей, желающих боев — и они с удовольствием будут использовать ее против правящих в Москве «буржуев» и «нерусских», в которых они видят основных врагов.

Ну, я думаю, что Путин перестанет снабжать сепаратистов, и пусть Киев подавит восстание на востоке в целях предотвращения Луганды.

Но как он, правитель Кремля, оправдает это перед народом, которому он вбил в голову, что «фашисты» проводят геноцид русских? Конечно, посыплются утверждения, что он оставил своих в беде. Он предал. Может быть, ему даже как-то удастся выкрутиться. Но про рекордные рейтинги придется забыть».