\"\"Референдум об отделении в Луганской и Донецкой областях Украины всё-таки состоялся. Ополченцы уже заявили о том, что почти 90% избирателей проголосовали за отделение.

При этом сомнений в том, что зарубежные страны не признают это голосование, практически нет. О причинах, целях и последствиях этого импровизированного избирательного процесса мы побеседовали с известным политиком, депутатом Ярославской областной думы шестого созыва Борисом Немцовым.

— Чем обусловлено стремление протестующих в Луганской и Донецкой областях во что бы то ни стало провести референдум, который навряд ли признают Запад и Киев?

— Протестующие надеются, по всей видимости, получить деньги из Москвы и войти в состав России. Особенно это касается тех, кто с оружием в руках борется за отделение.

Дело в том, что и Луганская, и Донецкая области — регионы очень депрессивные. Уголь там убыточный, я бы даже сказал «золотой», поскольку его добыча дотируется государством. Зарплаты у шахтеров низкие, пенсии, естественно, тоже ниже, чем в России. Поэтому протестующие, используя люмпенские настроения, пытаются легитимировать всю происходящую историю на юго-востоке страны.

Правда, всё это делается достаточно по-дурацки. Сначала Александр Баркашов дает указание проголосовать на референдуме за отделение в размере 89% [речь идет об аудиозаписи, просочившейся в сеть, на которой якобы записан телефонный разговор руководителя движения «Русское единство» Александра Баркашова с лидером незарегистрированной организации «Православный Донбасс» Дмитрием Бойцовым. В ходе разговора обсуждается необходимость проведения референдума в Донецкой области, — прим. «Собеседник.ру»]. Затем протестующие объявляют эту цифру как официальную.

— А как же тот факт, что Владимир Путин рекомендовал протестующим на юго-востоке Украины не проводить референдум?

— Проведение референдума, как вы понимаете, — это абсолютный фарс. Владимиру Путину солидаризироваться с этим фарсом всё-таки не следует. Кроме того, понятно, что прямая поддержка референдума со стороны президента России приедет к ужесточению санкций. Ему об этом явно дали понять.

Также важно, что Владимир Путин понимает величину того тяжелого экономического груза, который ляжет на плечи Российской Федерации в случае, если страна возьмет на себя финансирование региона, где проживает 6,5 миллионов человек. В Донецкой и Луганской областях необходимо выделять огромные средства на поддержку угольной отрасли, а также платить двум миллионам жителей пенсии и миллиону бюджетников зарплаты. Нам Крым-то обойдется в сочинскую Олимпиаду — 1,5 триллиона рублей. А если к этому добавить еще и расходы на Луганск и Донецк, то уже получится где-то четыре Олимпиады.

Российский бюджет трещит по швам, Пенсионный фонд РФ уже банкрот, поэтому Владимир Путин не торопится принять эти регионы к себе. Для него такое решение означало бы немедленный экономических крах и политическую смерть, исчезновение Путина как президента в течение полугода. Он это отлично понимает.

Еще один момент, который он учитывал, когда дистанцировался от референдума на юго-востоке — это то, что президент России не хочет признавать президентские выборы на Украине. Здесь задача в том, чтобы Украина и дальше находилась в состоянии нестабильности. Владимиру Путину выгоден хаос в соседней стране, с тем, чтобы он с помощью своих пропагандистских ресурсов рассказывал русскому народу: вот посмотрите на этих украинцев, как они ужасно живут, у них там бардак, а у нас всё тихо и спокойно, хотя и воруют.

То есть по разным причинам президенту было выгодно дистанцироваться от референдума в Донецкой и Луганской областях, вот он это и сделал.

— Но на референдуме ставился вопрос не о присоединении к России, а об отделении Донецкой и Луганской областей от Украины. Насколько вероятно, что Россия признает результаты референдума с целью отделения регионов, без их присоединения к Российской Федерации?

— Российские власти, скорее всего, признают итоги этого референдума и создадут марионеточную, приднестровскую конструкцию. То есть непризнанную территорию, которая находится под контролем Владимира Путина и российского бизнеса. Так что Ринату Ахметову [самый богаты человек Украины, основные активы которого находятся в юго-восточных областях страны — прим. «Собеседник.ру»] сильно не повезло, поскольку он свои активы потеряет в ближайшее время. Теперь в этих регионах будут сечины и ротенберги.

При этом задачу ослабления Украины Путин решит, а геополитическую цель выполнить не сумеет. Сделать коридор для Крыма не получится, поскольку для этого необходимо устроить такой же бардак в Херсонской и Запорожской областях, а там настроения людей совсем другие.

— А каким образом факт проведения референдума в Донецкой и Луганской областях может повлиять на поведение пророссийских протестующих в других регионах Украины?

— Всё это будет завесить от украинской власти и от того, как себя поведет будущий президент страны. Если избранный глава государства будет проводить достаточно внятную и честную политику, если ему удастся создать боеспособную армию, организовать работу спецслужб, которые бы защищали интересы страны, а также провести экономические реформы, на этом перспективы протеста закончатся

Останется вялая и депрессивная территория, которая будет в истерике проситься в Россию, а Владимир Путин будет от них отмахиваться, как от Приднестровья, Южной Осетии или Абхазии. В общем-то Украина без Донецкой и Луганской областей может даже быстрее провести необходимые реформы и добиться успехов.

Но если президент будет слабым популистом, пытающимся заигрывать со всеми силами в стране, то экспансия и попытки создать марионеточные территории приднестровского типа продолжатся.

— Есть ли шансы, что президентские выборы 25 мая будут в какой-нибудь форме проведены в Донецкой и Луганской областях?

— Нет, выборы здесь не пройдут, и это входит в план Владимира Путина о непризнании президентских выборов на Украине. И, кстати, его отказ поддержать референдум 11 мая логично вписывается в задачу непризнания грядущих выборов президента. Было бы странно, если бы Путин признал референдум 11 мая, но тут же не признал выборы. Здесь же главный аргумент в том, что идет война, повсюду стрельба, как же можно в таких условиях признавать выборы. А вот если ты референдум впрямую не признаешь, хотя и сочувствуешь, то и выборы президента можно спокойно объявлять нелегитимными.

— Вы сказали, что очень важна личность нового президента Украины. Но до президентских выборов еще почти 2 недели, кроме того, затем должен последовать еще и второй тур. Может ли в этот отрезок времени успешное проведение референдума на востоке повлиять на действия киевских властей в отношении протестующих регионов?

— Думаю, со стороны Киева будут вялые попытки установить в этих регионах контроль. Но, судя по предыстории, им этого сделать не удастся. Дело просто в том, что украинская армия развалена, да и спецслужбы очень слабые.

Беседу вел: Смагин Никита