\"\"Российский президент хочет расширить российское пространство, но за этими дерзкими планами — переживающая кризис экономика, пишет Анна Зафесова, постоянный автор La Stampa.

Граница между Россией и Украиной практически закрыта, танки Киева продвигаются на Восток, где второпях роют окопы. Премьер Арсений Яценюк говорит, что \»угроза вторжения реальна\», пишет журналистка. Вчера в Харькове около тысячи манифестантов передали российскому консульству требование о вводе \»миротворческих сил\» Москвы. Потом они предприняли штурм польского консульства с криками: \»Харьков — русский\» и \»Фашизм не пройдет\». Подобные сцены имели место в Донецке, где пророссийски настроенные граждане ворвались в прокуратуру и в частные кабинеты губернатора, требуя проведения референдума об отделении. В Николаеве и Одессе вчера выступали за референдум о большей автономии, но полного \»развода\» не требовали, говорится в статье.

Эти несколько сотен протестующих удостаиваются большого внимания со стороны российского МИДа, который всякий раз настаивает на праве \»вмешаться ради защиты соотечественников\». Дмитрий Киселев, глава пропаганды Кремля, в своем ток-шоу вчера заявил, что Россия является единственной страной, \»способной превратить США в радиоактивный пепел\». Ядерная угроза ни разу не звучала со времен Хрущева, отмечает автор статьи.

\»Чтобы понять, идет ли речь об отдельных перевозбужденных личностях, стоит прислушаться к одному человеку — Владимиру Путину. Он мало говорит и не позволяет задавать себе вопросы, — пишет Зафесова. — Ценные сведения можно почерпнуть из неофициальных заявлений Мустафы Джемилева, лидера крымских татар, удостоившегося чести телефонного разговора с президентом: Путин попытался убедить Джемилева если не поддержать референдум, то хотя бы сохранять нейтральную позицию. Джемилев вынудил собеседника признать факт присутствия российских военных в Крыму и заявил о том, что референдум нелегален. Путин сказал, что отделение Украины от СССР тоже было не совсем легальным\».

\»До последнего времени Россия была как будто спокойна в отношении посткоммунистической ситуации, но сегодня она чувствует себя достаточно сильной, чтобы вернуться к ее обсуждению, как и последующих 25 лет истории. Именно этим объясняется размещение войск у границ Транснистрии (Приднестровья), обеспокоенность балтийских стран по поводу своих русскоговорящих меньшинств и нежелание даже таких союзников, как Казахстан и Белоруссия, следовать вместе с Путиным по пути, который может однажды привести его и в их дом\», — пишет автор статьи.

Слова главы российского МИДа Сергея Лаврова о том, что \»Крым для нас важнее, чем Фолклендские острова для англичан\», следует рассматривать как свидетельство смены курса, даже ценой отказа от отношений с добропорядочными международными собеседниками, считает Зафесова.

\»Ястребы\» предвещают возвращение железного занавеса, СМИ убеждают публику, что введение санкций приведет лишь к расцвету национальной промышленности. Но уровень роста ВВП колеблется возле нуля, и нефти уже недостаточно. Сами министры настаивают на модернизации, которая бы послужила тому, чтобы богатства и власть больше не распределялись лишь среди узкой группы номенклатуры. Но на такой шаг Кремль не способен\», — заключает автор.