\"\"

Худший из возможный сценариев сейчас разворачивается прямо на наших глазах. На украинцев нападают полицейские, военные, их собственный президент.

Дело в том, что на улицах вот уже три месяца мирно протестует украинское общество, а не «бунтовщики», «провокаторы» и «террористы», как утверждают украинские и российские власти. Разгневанное общество добивается смены правительства и пересмотра конституции для ограничения полномочий безжалостного главы государства, который отказывается обсуждать компромисс.

С ноября прошлого года сотни тысяч украинцев вышли на улицы практически всех крупнейших городов страны, а в интернете ведут работу миллионы активистов. Чтобы спасти свою шкуру и кошелек, президент Виктор Янукович распорядился открыть огонь по толпе. 19 февраля, он объявил о начале масштабной антитеррористической операции по всей стране, задействовав все вооруженные силы и правоохранительные органы. На нем лежит все ответственность за кровопролитие и потерянные человеческие жизни. Он играет ва-банк, потому что ощущает поддержку Кремля. Если бы не прямое политическое, экономическое и полицейское вмешательство российских властей, президент Украины уже давно бы подал в отставку или назначил исполняющего обязанности премьера по договоренности с оппозицией. Он уже привел страну к социально-экономической катастрофе, а сейчас тащит ее к гуманитарному краху с гибелью множества людей.

Все общество призывает к компромиссу

Виктор Янукович лишился легитимности, которой наделили его выборы 2010 года. Ему не хватает смелости, чтобы вести переговоры, смириться с ограничениями маленькой диктатуры в большой стране с 46-милионным населением. Президент сначала играет в открытость и завлекает оппозиционеров в дискуссии, а затем дает задний ход и выдвигает ультиматумы. Он похоронил любую возможность размеренного решения с опорой на взаимные уступки с обеих сторон баррикад.

Как бы то ни было, все украинское общество призывает к компромиссу. Все церкви страны осудили применение силы: такое заявление прозвучало не только от греко-католической церкви, но и от митрополита Владимира, главы Украинской православной церкви Московского патриархата. С начала антиправительственных протестов на Майдане выступили многие религиозные лидеры. Они, безусловно, смогли повлиять на премьер-министра Азарова, который подал в отставку в январе этого года. Кроме того, после ухода Азарова министры должны были бы сосредоточиться на решении текущих вопросов. Тем не менее, министр внутренних дел де факто ввел в стране чрезвычайное положение. Политические партии при поддержке народного комитета Майдана попытались продолжить политический диалог даже после ожесточенных столкновений в январе. Народные комитеты были сформированы и в других украинских городах. Активнее всего это происходит на западе страны, но встречаются они в больших городах на востоке.

Виктор Янукович уже не первый месяц ведет хитрую игру. Он раздает обещания, соглашается часами общаться с представителями оппозиции, главой европейской дипломатии Кэтрин Эштон и прочими видными деятелями. Он даже обвел вокруг пальца лидеров Европейского Союза, обязавшись в еще в 2012 году подписать соглашение об ассоциации с Брюсселем, от которого он затем отказался в единоличном порядке без обсуждения с украинским парламентом и предприятиями. Целью договора было укрепление торговых связей и товарообмена, он представлял собой всего лишь один из этапов на пути вступления в Евросоюз. То есть, речь шла не о выборе между Россией и Европой, а о повышении шансов Украины на то, чтобы выбраться из экономической ямы.

Три причины подъема напряженности

Так, почему же 18 февраля столкновения возобновились и стали куда жестче, чем прежде? Для этого было три причины. Первая — это двуличие послушных депутатов, которые живут за счет коррумпированного режима. Депутаты большинства отказались от обещания обсудить и принять поправки в конституцию, чтобы вернуться к предыдущей системе с ограничением прерогатив главы государства.

Во-вторых, 17 февраля два главных оппозиционных лидера Виталий Кличко и Арсений Яценюк провели встречу с канцлером Меркель в Берлине. Правительства европейских государств и Европейская комиссия выступили с новыми предложениями экстренной финансовой помощи Киеву, которая должна предотвратить крах бюджета и национальной валюты.

Третья и главная причина решения утопить демонстрантов в крови — политика Москвы. На открытии зимних Олимпийских игры в Сочи Виктор Янукович встретился со своим российским коллегой Владимиром Путиным. Украинский лидер вернулся на родину полным уверенности. 17 февраля Москва поставила перед Киевом ультиматум: новый транш в 2 миллиарда долларов будет перечислен сразу же по факту «очистки» Майдана. Виктор Янукович подчинился.

Вся Европа должна говорить и действовать

Чтобы создать основу для операции 18 февраля, нужно было усилить пропаганду против протестующих, представить их агрессивной и дезорганизованной группой, которой манипулируют из-за границы. По официальным украинским и российским каналам пошли слова «преступники», «террористы», «фашисты». По плану европейское общественное мнение нужно было убедить в том, что ответственность за кровопролитие лежит на разгневанной толпе, а не на Януковиче и его людях. Необходимо положить конец этой лжи и восстановить истину. Европа, все европейцы должны говорить и действовать.

Дело в том, что Украина находится не на краю света, а в Европе, как и Россия. Таким образом, она потенциально может стать частью европейского пространства, которое выстраивается вокруг понятий права, мира, свободной торговли и защиты свобод. Зачем соглашаться с российским диктатом, из которого следует, что любые заявления Европы и США представляют собой «порождающее насилие вмешательство»?

ЕС и наши правительства всегда отстаивали суверенитет Украины и ее возможность существовать как полноценное государство во взаимопонимании со своими соседями. Янукович больше не легитимный представитель Украины и ее народа. А Путин тем более. Европейскому парламенту нужно постоянное представительство в Киеве. Даже несколько депутатов смогут остановить репрессивную машину. Пишет Мари Мандра