\"\"Готовность федерального канцлера Ангелы Меркель встретиться с лидерами украинской оппозиции демонстрирует, что ФРГ решила стать активным игроком в поиске путей украинского урегулирования.

И это даже не конкуренция с Москвой, которая ищет не столько пути урегулирования, сколько такой дестабилизации, которая отвечала бы российским интересам. Это, прежде всего, конкуренция с Вашингтоном.

Еще несколько месяцев назад Украина была для Соединенных Штатов периферией внешнеполитических интересов. Путь ее политического развития, казалось бы, был предопределен: медленное дозревание в «предбаннике» соглашения об ассоциации с Европейским Союзом до норм цивилизованного мира. И если Сирия воспринималась многими американскими политиками скорее как проблема Европы, в которую американцы просто вынуждены вмешиваться исходя из европейской неготовности к решительным шагам и ситуации с безопасностью Израиля, то Украина — это была проблема не европейская даже, а российская. А с Россией у Соединенных Штатов и так немало важных проблем и конфликтов — та же Сирия, Иран, Сноуден… И подключаться вплотную к решению украинских проблем — тем более, что вектор развития страны определен и существует консенсус основных политических сил относительно европейской интеграции.

Отказ от Европы и Майдан изменили все. В центре европейского континента возник самый настоящий остров свободы, который американцы просто не могут игнорировать. А самое главное — вслед за появлением этого острова возникла и вполне реальная угроза дестабилизации в Центральной Европе, пересмотра границ, попыток воссоздания авторитаризма в самых худших его формах. И к тому же стало ясно, что за всем этим стоит Россия.

Пока европейцы пытались преодолеть инерционность, вообще свойственную «консенсусной» политике ЕС, американцы энергично взялись за урегулирование, благо рычагов для давления на украинскую «власть» и «олигархов» у них предостаточно. Спецслужбисты, слившие в интернет телефонные переговоры Виктории Нуланд, на самом деле только помогли процессу. Поссорить американцев с европейцами не так уж просто, хотя бы потому, что они объединены общими ценностями, а не бизнес-интересами. А вот показать европейцам, насколько неповоротливо они выглядят, получилось очень неплохо. И не случайно одним из немногих европейских политиков, возмущенно отреагировавших на слив,оказалась федеральный канцлер. Ангела Меркель не любит, когда ее не воспринимают всерьез.

Но все это означает простую вещь, которую никак не хотят уяснить в Киеве: разгромившая экономику собственной страны и поссорившаяся с обществом украинская власть фактически лишилась субъектности и стала объектом международных консультаций. Это, кажется, начинают понимать и в Москве — потому-то Сергей Лавров и заговорил о готовности России к посредничеству аккурат после переговоров с немецким коллегойФранком-Вальтером Штайнмайером. Но в Киеве этого не то что не видят — не хотят видеть. И это самая большая ошибка и украинского президента, и «олигархов», и депутатов-«регионалов». Вместо того, чтобы договариваться, находить пути выхода из кризиса, привлекать ресурсы и проводить реформы, они рассчитывают вернуться в «домайданное» прошлое, не понимая, что той Украины, которую они благополучно разворовывали в тени окружающего мира, уже нет. Сейчас им приходится жить под мощными прожекторами Вашингтона, Берлина и Москвы. И под зимним солнцем Майдана. Пишет Виталий ПОРТНИКОВ