\"\"

Мирослав Попович говорит, что Россию, в частности Путина,  устроила бы политическая смерть Януковича.

В сложившейся общественно-политической ситуации, прежде всего, необходимо выполнить две задачи.

Отпустить на свободу всех людей, задержанных на улицах Киева и других городов в разгар уличных протестов и сделать режим в Украине более открытым и демократичным.

Только после выполнения этих задач можно проводить переговоры и достигать реальных, а не декларативных результатов.

Такой точки зрения придерживается сегодняшний собеседник Facenews, известный ученый-философ, участник инициативной группы «Первое декабря» Мирослав Попович.

— Мирослав Владимирович, уже в ближайшие дни вступит в действие закон об амнистии. Каким образом, на Ваш взгляд, должен действовать Майдан?

— Данный закон толкает людей на баррикады, поэтому мне сложно сказать, как будут развиваться события. Понятно, что этот закон – месть за страх, который пережила власть и представители карательных органов. Я могу понять это психологически, но поддаваться таким настроениям – означает сознательно толкать общество на тропу гражданской войны.

Нужно видеть и понимать: люди, находящиеся сегодня на баррикадах, уже не вернутся назад в те условия, в которых их держала несправедливая власть.

— Накануне депутат Леся Оробец заявила, что с каждым днем все сложнее находить аргументы, чтобы сдерживать радикальные настроения людей. Какие доводы Вы привели бы с тем, чтобы не допустить эскалации конфликта?

— Я не знаю, что тут сказать. Очевидно, что в таких ситуациях люди, вместе с теми, кто восстает, выходят на улицу и обрекают себя на смерть. Такое было в истории много раз. Кроме того, что необходимо немедленно остановить это безумие и не толкать людей на гражданскую войну, не знаю, какой еще рациональный выход тут можно найти.

— Осознает ли высшее руководство степень «взрывоопасности» ситуации, как Вы считаете?

— Очевидно, что руководство страны и президент Янукович в частности хотят окончательно порвать связи со всем цивилизованным миром и ориентируются только на взаимодействие с Россией. Вместе с тем, думаю, Россия не будет в этом отношении безусловным покровителем и защитником нашего руководства.

— Кстати, а как бы Вы охарактеризовали позицию РФ по ситуации, которая сложилась в нашей стране?

— Российская Федерация, а, точнее, политический класс, который ею сегодня руководит, со злорадством смотрит на то, что происходит в Украине, потому что победа демократического пути развития нашей страны означает, рано или поздно, приговор авторитаризма в России.

С другой стороны, РФ раздражена, поскольку понимает, что украинские руководители не хотели бы стать российскими губернаторами, поэтому ее устроил бы провал украинского руководства в украинской политике.

В любом случае, я не думаю, что российский правящий класс готов протянуть руку Януковичу и идти на максимальные уступки. Это, кстати, уже видно: россияне хотят, чтобы Украина сначала рассчиталась по долгам и только после этого готовы выдавать очередные транши.

— А как Вы оцениваете реакцию другой – европейской стороны – на ситуацию в Украине? Могли европейцы действовать более жестко и решительно, и нужно ли это было в принципе?

— Никогда не следует забывать о том, что поступки европейских политиков диктуют запросы и ожидания их электората. И непоследовательность, нерешительность Европы по отношению к Украине – это проявление давления среднего избирателя на демократические страны. А ведь среднему избирателю из ФРГ, Франции или Испании не так уж и просто разобраться в том, что у нас тут происходит на самом деле, потому что украинский национализм имеет репутацию пронемецкого и даже профашистского индивидуума, зависящего от старых традиций коллаборационизма времен немецкой оккупации.

Убедить европейский мир в том, что мы не являемся последователями и правопреемниками коллаборационистов не так уж и просто.

Вместе с тем можно утверждать: чем дальше, тем больше Европа убеждается, что украинцы – еще большие демократы, чем сама Европа. Мы – неофиты, которые пришли в Европу со своими мечтами и надеждами, не имея опыта. И вот тут как раз западноевропейский вклад в нашу историю будет очень серьезным. Он также будет помогать нам выходить из тяжелой внутренней ситуации.

— Известно, что инициативная группа «Первое декабря», которую Вы представляете, неоднократно обращалась к президенту Виктору Януковичу с просьбой о встрече, в ходе которой предлагалось найти пути выхода из кризисного тупика. На Ваши обращения была хоть какая-то реакция (письменная, устная) или это – голос в никуда?

— Это и, правда, был голос в никуда. Мы действительно очень надеялись, что можно будет найти каких-то посредников как внутри нашей страны, таки за границей. Это крайне важно, поскольку в сложнейшей ситуации нельзя обойтись угрозами или ультиматумами. Необходимо садиться и договариваться. И сегодня совершенно отчетливо видно и то, как можно договариваться, и то, как можно все испортить.

— Как Вы оцениваете переговорную позицию лидеров оппозиционных фракций? Делают ли Кличко, Тягнибок и Яценюк все от них зависящее, чтобы, по крайней мере, минимальные требования Майдана были реализованы?

— Я им точно не завидую и не могу сказать, что они упустили какие-то важные моменты. Кроме того, надо учесть, что они представляют разные политические течения, поэтому нельзя их стричь под одну гребенку.

Лидеры оппозиционных фракций Верховной Рады, на мой взгляд, нашли правильный путь, выработали правильные предложения, чтобы сразу перевести переговоры на деловой уровень. А ведь сейчас, по сути, речь идет о том, можем ли мы найти приемлемые пути, позволяющие вернуться к Конституции 2004 года, которая существенно ограничивает власть президента.

Однако очевидно, что власть в этой ситуации хочет выиграть любыми способами. Но ведь чистый выигрыш невозможен! Необходимо где-то в чем-то проиграть и лишь, затем, возможно, получить определенные очки.

И, кстати, если внимательно проанализировать ситуацию, можно констатировать: возможность нахождения компромисса сейчас довольно-таки высока.

— Компромисса в конституционном вопросе или в целом?

— И в конституционном, и в целом ряде других. Сегодня, прежде всего, нужно освободить, незаконно осужденных людей. Это – первое. Необходимо сделать режим в стране более открытым и демократичным. И только на фоне этого можно проводить переговоры и добиться каких-то ощутимых результатов.

Если власть этого не осознает и будет думать, что ее спасут какие-то «титушки»… Ну, знаете, это самоубийство.

— Должны ли, на Ваш взгляд, представители оппозиции входить в исполнительную власть? Юлия Тимошенко выступает категорически против этого, Яценюк же заявляет о готовности войти в Кабмин в ущерб своему политическому рейтингу.

— Вхождение оппозиции в правительство – очень рискованный шаг, поэтому я бы делал ставку на так называемое техничное правительство, которое не несло бы политической ответственности, и за которым не стояла бы ни одна историческая тенденция.

Речь идет о правительстве, которое существовало бы только для того, чтобы мы могли спокойно работать, получать зарплату, словом, жить в нормальных, в том числе, бытовых условиях.

Я думаю, если на премьерский пост придет человек с видимой политической позицией, ему будет чрезвычайно сложно решать даже самые простые задачи. Нужен просто хозяин, который внимательно смотрел бы за тем, чтобы в стране ничего не разваливалось, не падало, не горело, не затапливалось.

— Подошел бы на такую роль, скажем, Порошенко?

— Да, думаю, он был бы очень подходящей для этой роли фигурой.
 Автор: Наталия Ромашова

Загрузка...

Новости партнеров