\"\"

Наступает самый опасный период. Он загнан в угол: испуганно мочит Автомайдан за Межигорье; паранойя вынуждает снимать маски с детей в больнице.

В страхе, что вокруг предатели, он даже вытер ноги о своего верного пресс-секретаря. Его унизили и уничтожили в Москве, Вашингтоне и Брюсселе.

Ему никто не дает денег. Его в любой момент могут слить олигархи. он уже никому не доверяет. Страна разваливается и расползается у него под ногами. в спину бьет «фронт» и Крым. Спереди наступают бандеровцы. его, привыкшего гонять кабанов в Сухолучье, самого загнали и не оставили шансов сбежать.

Немногочисленные оставшиеся приближенные сдувают пыль с ассамблеи Кравчука. Подсовывают ему, обещая, что он еще может выйти сухим из воды — даже, может быть, стать премьером. Но он уже не видит ничего вокруг и вряд ли соображает, чем это все закончится. Он даже представить себе никогда не мог, что это будет именно с ним — с ним, кому маленький и злой поп прочил великое будущее.

Он бледен, болеет и уязвим, как никогда. И в той же степени опасен — как никогда ранее. Пишет блогер Peter Shuklinov

Загрузка...

Новости партнеров