\"\"

События, на которые хочется сейчас обратить внимание, совпадают во времени. Выжидательная, если не сказать, беззубая позиция правительств многих государств объединенной Европы и институций ЕС что касается реальных мер воздействия на не просто антидемократический, а ставший кровавым киевский режим.

И – позиция гражданская. Тех, многих европейцев, которые понимают, ЧТО именно происходит сейчас в Украине. Не участвуя в геополитических многоходовках, не преследуя личных пиар-целей, стараются объяснить это миру. Таким образом, протягивая нам, гражданам восставшей Украины, свою честную и теплую ладонь.

Глава польского МИД Радислав Сикорский в кулуарах проходящей сейчас 50-й Мюнхенской конференции по вопросам политической безопасности, кроме прочего, заявил, обращаясь к «украинской оппозиции», что стоило бы «прекратить оккупацию правительственных зданий», так как «захват учреждений было бы трудно понять любому правительству».

Да, трудно понять. Но стоило бы подняться до понимания: в Украине – не противостояние между властью, воплощающей свои программные цели в рамках закона и цивилизованности, и некоей политической оппозицией, просто исповедующей альтернативную теоретическую программу.

Здесь – возле различнейших зданий (и, по крайней необходимости, в некоторых из них, черт побери, по большому счету принадлежащих стране, а значит, народу) вынуждены держать оборону граждане, не связанные какой-либо одной партийной принадлежностью.

Избиваемые, похищаемые, расстреливаемые. Есть право употребить данные страшные глаголы в широком, непофамильном смысле. Потому что никто из нас не знает – кто и в каких обстоятельствах станет следующей жертвой.

Вынуждены держать оборону – чего именно? Представьте себе, элементарного права на условия жизни, являющиеся рутинными в государствах, где кое-что, как выясняется, «трудно понять».

Тем временем, на Рыночной площади Кракова собрались те, кто нас понимает. Более того, понимает глобальное, если угодно, цивилизационное для Европы значение происходящего в Украине сегодня.

Стоит обратить внимание на определенную деталь. Когда, на протяжении более чем двух месяцев борьбы украинцев за свои права, в сотнях городов мира происходили и происходят акции поддержки, замкнутые на круге украинской диаспоры, это одно. А когда манифестация открывается пением гимна своего государства, и следующим – звучит украинский, то речь и вправду о «за нашу и вашу свободу».

У подножия памятника Мицкевичу (который для поляков «больше, чем поэт», как для украинцев Шевченко) говорят не о благотворительном сочувствии к локальным проблемам каких-то бедных зулусов, коих поедает их злобный вождь племени, поскольку в неизведанном краю, где «много диких обезьян», уж так принято. Тут говорят – об общей Европе. Часть которой сегодня находится в смертельной опасности. И – борется, заслуживая не только уважения, а поддержки.

В морозном Кракове звучит: «Не будем делать вид, что все в порядке, если сосед страдает от террора».

Те, кто пережил подполье и уличные штурмы «Солидарности», и военное положение, подталкиваемое кремлевскими штыками – вспоминают о письме Васыля Стуса в поддержку той незабываемой борьбы поляков. Их взрослые дети и внуки, поколения 20-40-летних, говорят о сегодняшней украинской борьбе очень личностно, «через себя».

И кажется, не только потому, что «моя сестра живет в Дрогобыче, и племянники-студенты поехали на Майдан, когда там избивали людей, мирно борющихся за свои права». Не только потому, что молодая полька не может сдержать во время выступления слез, упоминая о раненом в Киеве друге, участнике гражданского протеста.

А потому, что рождается неподдельное понимание: в Европе, объединенной не подписями властей, а общностью гражданских ценностей в сознании людей, находящихся в различных условиях устройства жизни – тоталитаризм или не пройдет, или – пройдет. И то, и другое касается и может коснуться всех.

Да-да, любая историческая параллель хромает. Но когда в преддверии страшной Мировой, демократические граждане различных стран безоговорочно поддерживали внутреннюю борьбу Испании против тоталитаризма фашистского розлива — судя по всему, они не вдавались в тонкости большой геополитической игры властных сил, преследовавшей исключительно цели расстановки влияния. Они – были на стороне тех, кто против тоталитаризма.

Знаете, люди, вышедшие на площадь в Кракове затруднились ответить на мой вопрос, кто именно, то есть какие политические силы и организации, организовали манифестацию. «Решение было рождено в Соцсетях. Ну, можешь сообщить так – преподаватели, творческая интеллигенция, представители мелкого и среднего бизнеса, студенты, технари… Кто именно? Краковяне. Как имеющие, так и не имеющие этническое или родственное отношение к Украине».

Выступает преподаватель знаменитого древнего краковского Ягеллонского университета, этнический украинец профессор Володымыр Мокрый. И – заявление в нашу поддержку от имени краковской мэрии (вряд ли украинской этнически) зачитывает депутат городской Рады Адам Калита.

Правые? Левые?

Друзья рассказывают мне о том, что 1 декабря в Киеве на Банковой «Беркут» серьезно травмировал польского журналиста Павла Пеньонджека. Естественно, то, что называется «профессия – репортер», предполагает риск, связанный с присутствием в гуще любых, иной раз абсолютно «чужих» противостояний. Но главное – в том, что издание, которое представлял он, относится к условно левому спектру, а жизнью и здоровьем Павел рисковал для того, чтобы доносить не акцентированную в угоду определенным политическим интересам, а объективную информацию. И это уж просто получается, что как раз объективность таких репортажей рождает вывод: народ Украины своей борьбой отстаивает краеугольные ценности демократии и прогресса, все люди, разделяющие такие ценности, на его стороне.

А польский тележурналист, фамилию которого не называю не по его просьбе, а потому, что знаю цену возможности янучарского зверства, по свидетельствам очевидцев, в боях на Грушевского, находился на передней линии, и кричал, уж не знаю, на каком языке, «Беркуту»: «Зачем, что делаете вы? Здесь стоят ваши братья, такие же украинцы!».

Нарушение неких дипломатических приличий, которые должен соблюдать иностранец? Или – назревший и справедливый вопрос из уст по-настоящему, по человечеству единой Европы, Европы «неправительственной»?..

По теме – продвигаемся от славянского пограничья – на европейский Юг. Не знаю, имеет ли реальные связи с Украиной итальянский журналист Маттео Каццулани. Более того, сейчас не дам себе труда интересоваться, какую именно позицию по отношению к событиям в Украине заняло правительство Италии. Но Каццулани сейчас начал кампанию в соцсетях, он назвал ее «обнародование преступлений против народа Украины». Начал словами: «хватит фальшивого морализма!». «Нужно немедленно реализовать действия, чтобы остановить ущемление прав человека в Украине, нужны персональные санкции к украинским властям со стороны Европы, чтобы остановить эти зверства…»; «как итальянский демократ и европейский прогрессист говорю НЕТ унижению человеческого достоинства и репрессиям. Тем более что это происходит в части Европы».

Это и есть зерном отношений. Мы (а не Янукович, которому официальные институции то грозят пальчиком, то высчитывают возможности продолжения какого-то сотрудничества с ним) – признаны неотъемлемой частью Европы. Признаны – на высшем, человеческом уровне.

На упомянутой площади Кракова правду о нас стараются рассказать, в том числе, и правительствам. О том, что в Украине на площадях и улицах вынуждены стоять и гибнуть «не экстремисты, не националисты, а народ, ведущий борьбу за право на достойную жизнь».

Отсюда, к нам, доносятся слова одного из обращений, общественной организации под названием Клуб Газеты польской. Обращение – краткое, и очень от сердца, привожу его текст в переводе.

«Выражаем глубокое уважение вашей отваге, последовательности и выдержке в борьбе за человеческое достоинство.

Мы с вами – с самого начала вашей борьбы.

Наши представители были и сейчас присутствуют на Майдане, с вами продолжают быть журналисты независимых медиа Польши.

Сердцем и молитвой поддерживаем вашу борьбу.

Боже, благослови Украину».

Ах-ох, у кого-то повернется язык, чтобы оплевать это, назвав «вмешательством злокозненного Запада в исконное…»?

Чье – исконное? Сейчас – в Москве, в помещении Союза защиты прав потребителей, как водится, «неизвестные в масках» произвели грубый обыск. Знаете, что искали? «Комитет солидарности с Майданом». И, кстати, он и вправду есть, рождается в соцсетях. Ставит своей целью, прежде всего, «распространение объективной информации о событиях в Украине». Да, эта информация – в путинской России воистину равна контрабандной взрывчатке. Но она наличествует, распространяется гражданами цивилизованной европейской России будущего.

И все мы, объединенные чем-то большим, чем официально подписанные ассоциации либо отсутствие таких подписаний – думаем и действуем, каждый в своих условиях, без оглядки на где хладнокровные, а где – кровавые игрища властей.

Вправду, исходя из насущного — «за вашу и нашу свободу».

Участники краковской манифестации передали в Киев (вместе с доброхотно собранными куртками и теплой обувью для Майдана, «не секондхендовская подачка, все новое») – огромное полотнище с отпечатками своих ладоней.

Смотрю на эти руки граждан мира, протянутые сегодня нам.

К слову, не подумайте, что в нынешние, синоптически морозные и опасно раскаленные дни Украины – я позволила себе вояж на более-менее безопасную площадь Кракова. Видеосъемку и фото событий, все подробности, передали близкие люди. Своими действиями – они стали по-настоящему близкими.

Я просто хочу передать эту близость каждому из нас. Пишет Виктория АНДРЕЕВА