\"\"

Нардеп Ярема поделился сведениями о якобы свозе в Киев \»титушек\» для возможного штурма Евромайдана.

Нардеп из \»Батьківщины\» Виталий Ярема, ранее возглавлявший главное управление МВД  в Киеве, рассказал \»Сегодня.ua\» о подготовке к возможному штурму Евромайдана, переходе к адресному давлению на власть, расследовании дел против активистов и защите от силовиков, а также о Майдане как жизни страны.

Вы действительно готовитесь к нападению 16 января? Ваши источники подтверждают вероятность подобного нападения?

Я буду дежурить сегодня ночью. Что будет – увидим. Мы каждую ночь готовимся к нападению. Далек от мысли, что это будут представители милиции – есть информация, и она достоверна, что в Киев свозится  большое количество \»титушек\» и так называемые смотрящие в областях получили поручение от нынешней власти привезти в столицу большое количество людей для организации провокаций. Но что из этого выйдет в итоге – посмотрим.

О каком количестве может идти речь? Вы раньше говорили, что планировали свезти до 7000 человек…

Я думаю, речь идет о 5000 для организации провокаций. Хотя провокации уже начались, как Вы знаете, — со стороны Бессарабской площади группами неизвестных людей… И понятно те люди, которые находятся сейчас в Мариинском парке – привезены, проплачены. А что стоит за провокациями власти и как они планируют использовать этих людей – мы увидим в ближайшее время. Но, то, что власть вновь реагирует на Майдан, пусть в такой способ – это уже приятно.

Т.е говорить о том, что они закрыли глаза на события в столице уже не приходится, потому что мы видим, что некие действия происходят. Янукович понимает, что сегодня силовой разгон Майдана возможен и вероятен. Я не исключаю такой возможности. У власти есть необходимые ресурсы: силовые структуры, техника, около 12 тысяч подразделений \»Беркута\» и внутренних дел.

Так что, возможно, они и пойдут на силовой сценарий, но это обернется очень серьезными последствиями для него самого – как со стороны международных организаций, так и со стороны собственного народа. Это отчетливо показали события в ночь на 11 декабря, когда стал очевиден тот факт, что чем больше они давят на Майдан, тем больше людей выходят на следующий день. И это могут быть как раз те последствия, которых Янукович не ждет.

У вас нет ощущения усталости Майдана?

Знаете, усталости нет, есть риск привыкания к Майдану. И для того, чтобы этого не происходило, мне кажется, необходимо переходить к таким активным действиям, как Автомайдан, блокирование кортежей – которые мешают людям двигаться на работу, с работы… Выезда на места проживания руководителей которые возглавляли или давали указания по разгону Майдана, те которые преследуют общественных активистов, политиков за их политические убеждения, духовенство – как мы видим сегодня.

Выезды по месту проживания – установление пикетов, общение с ними лично, их соседями, в целом всеми, кто проживает рядом. И пояснения им, кто их сосед. Это очень сильно влияет на психику тех людей, которые этим (преследованием активистов Евромайдана, вынесением им приговоров, коррупционной деятельностью и т.д) занимаются.

Майдан – это не только место, которое находится на Майдане Независимости. Жизнь страны – это Майдан. В каждой квартире, в каждом городе, где появляются активисты, где люди нас поддерживают — там и находится Майдан.

То есть, Вы считаете необходимо переходить к адресному подходу воздействия на власть?

Можно и так сказать, адресный подход. Акции не только в Киеве, но и в других городах – это, то, что нам возможность продемонстрировать, что Майдан – это не какая-то спящая палаточная кампания – это активные люди, которые хотят изменений в стране, которые хотят, чтобы власть все-таки отреагировала на беззаконие, которое творится в стране.

А что касается уголовных дел…

Вы знаете, в данном вопросе также будем менять стратегию. Сегодня возбуждаются десятки уголовных производств по факту препятствования деятельности правоохранительным органам… И я считаю, что сегодня мы не должны на них реагировать. Если нет пострадавших, если не пролилась кровь, если со стороны представителей милиции совершается преступление, это происходит постоянно – препятствование проезда автотранспорта, избиение людей…, то каждый человек имеет право на защиту. Это и законодательством закреплено – как необходимая оборона. Тем более, что представители милиции снимают погоны, шевроны, закрывают лицо масками – и в подобной ситуации это уже не представитель милиции, поскольку он не идентифицирован.

И в данном случае, когда этот человек в маске, одетый в некую пятнистую одежду, достал дубинку и начал бить по гражданину – это не сотрудник милиции, и мы имеем право на адекватную защиту.

И когда вовремя самозащиты против нас возбуждают уголовное дело, например, когда я остановил сотрудника ГАИ и он меня ударил в живот, я оттолкнул его руку и теперь мне якобы возбудили уголовное производство в связи с тем что я работника ГАИ ударил. … Он не выполнил мои требования: не предъявил удостоверение, не представился, не объяснил, почему он так действует, почему перекрыл движение автотранспорта…

Мы имеем право защищаться. И если такие дела возбуждаются, то моя позиция — на них не реагировать – мы не будем являться на допросы, поскольку одна из методологий, которую сегодня использует власть, — за счет допросов, каких-либо иных следственных действий  задергать тех людей, которые сегодня являются активистами.

И надо показать этой власти, что мы не подчиняемся бандитам. А мы будем работать в правовом поле, выполнять следственные действия, когда следствие будем настоящим и оно не будет защищать интересы одного клана, а будет объективно и непредвзято расследовать криминальные дела.