\"\"

Между политиками-оппозиционерами и украинцами, вышедшими с протестами на улицу, всегда будет существовать определенный психологический барьер.

В этом убежден известный политолог Тарас Березовец.

“Оппозиционеры мыслят категориями переговоров и компромиссов, а вот улица — категориями ультиматумов”, — аргументирует эксперт в интервью Facenews.

Ощущает ли оппозиция и власть пульс общественных ожиданий? В чем состоит истинная причина отказа Януковича от движения по евроинтерационному пути? Может ли улица повлиять на позицию власти в вопросе внешнеполитического курса Украины? Ответы на эти и другие вопросы – далее в интервью.

— Тарас, как Вы оцениваете требования, выдвинутые оппозиционерами к представителям власти? Насколько они соответствуют ожиданиям людей, вышедшим на улицы столицы и других регионов нашей страны?

— Оппозиционеры – это люди, которые привыкли действовать политическими методами. Они мыслят, скажем так, категориями переговоров, уступок. А вот улица мыслит категориями ультиматумов. Поэтому понятно, что улице и общественным активистам всегда представляется, что политики где-то недорабатывают, идут на сговор с властью, хотя это совершенно не соответствует действительности. Необходимо исходить из политики возможного. А политика возможного состоит в необходимости поиска компромиссов. Никогда не бывает так, чтобы полностью побеждала одна позиция. Даже если сегодня кажется, что Янукович берет верх, это – иллюзия.

— Почему именно иллюзия?

— Потому что Янукович уже потерял значительную часть своей легитимности в глазах, как собственных граждан, так и мировой общественности. Даже если властям удастся подавить протесты, в любом случае, он понес серьезные потери. И, поверьте, даже Янукович при своей специфике все это прекрасно осознает.

Конечно же, общественные активисты всегда будут сгущать краски. Например, не смогли отправить правительство в отставку, значит предатели и провокаторы. Вместе с тем, если бы оппозиция не инициировала отставку правительства, улица кричала бы: “А почему вы не поднимаете вопрос отставки Кабмина? Значит, вы предатели! ”.

Очень радует, что сегодня воспиталось новое поколение молодых людей и это огромное счастье, что люди не боятся стоять на улице даже после кровавых событий, совершенных “Беркутом”. Поколение 20-25-летних на самом деле – фантастическое. Это люди, чье сознание формировалось в период нулевых годов.

— Никто из экспертов не мог спрогнозировать столь быстрый и массовый всплеск гражданской активности. Что послужило детонатором: избиение молодых людей или все-таки сворачивание евроинтеграционного курса?

— Люди ранее мирились с политикой Януковича, поскольку они считали, что он даст Украине Соглашение об ассоциации с ЕС, а затем отойдет в историю. И эти большие ожидания, которые он сам породил, сыграли очень негативно против него, потому что когда ожидания не оправдались, все что ранее дремало, выплеснулось на улицу.

— Многие политологи ранее утверждали, что после разочарования “оранжевой революцией” украинцы лет 15, а то и больше, будут пребывать в “спячке”. В чем же состоит феномен сегодняшнего мгновенного всплеска?

— Я думаю, причина в том, что в Украине наконец-то вызрело гражданское общество. Майдан-2004 был первой тенденцией, но тогда основой Майдана послужили люди среднего возраста. Сегодня же на авансцену вышли их дети. Кстати, это уже подзабылось, но тогда, во время Майдана-2004 дети в садах, школах носили оранжевые ленточки, ходили строем и кричали: “Так, Ющенко! “.  И впечатления от тех событий остались в их памяти. Они помнят, что то была абсолютно мирная акция. Поэтому у этих людей сегодня нет физического страха даже после силовых акций протеста. Сейчас мы наблюдаем абсолютно естественное явление, которое почему-то проспали психологи и социологи – люди, которые должны наблюдать за подобного рода тенденциями.

— Действительно, молодежь проявила себя более чем активно, но идут ли с ними в ногу те, кто считается альтернативой действующей власти: Кличко, Тягнибок, Яценюк?

— Понимаете, лидеры оппозиции являются такими, каким есть украинское общество. Для тех, кому нравятся радикальные шаги есть Тягнибок. Для интеллектуалов – Яценюк. Ну, и, наконец, для более молодого, возможно, не слишком требовательного избирателя, а так же для людей с не слишком большим достатком есть мировой селебрити, спортсмен с именем – Виталий Кличко.

Люди избрали этих политиков и поэтому они соответствуют мировоззрению значительной части украинских избирателей. Спорить или бороться с этой тенденцией абсолютно бессмысленно, поскольку таким есть конкретный запрос на политиков. Тем более, не стоит забывать о том, что Тягнибок и Кличко со своими партиями впервые зашли в парламент.

Надо также отметить, что сегодня усиливаются разговоры  о том, что должна возникнуть принципиально новая партия, которая вызрела на Евромайдане. И если все пойдет по демократическому пути развития, такая новая сила действительно может появиться. Появятся новые лидеры, представители гражданского общества которые сегодня не особо публичны.

— Виктор Янукович, аргументируя нежелание “здесь и сейчас” подписывать Соглашение об ассоциации с ЕС ссылался, в том числе на давление со стороны Российской Федерации. Вы считаете это истинная причина или декорация?

— Думаю, причина прячется в агрессивном поведении России и ее соратников в Украине, таких как Виктор Медведчук. Эти люди, в отличие от большинства граждан Украины, точно не хотели евроинтеграции и они искали даже самую маленькую возможность влияния на позицию президента и его ближайшего окружения. Но исторический механизм запущен в совершенно ином направлении. Россия сегодня не в тренде, РФ не имеет проекта, который можно было бы предложить Украине.

— Многие эксперты констатируют, что, в отличие от 2004 года, сегодня Янукович совершенно не боится улицы. Вы согласны с такими выводами коллег?

— Нет. Я думаю, наоборот, есть определенные опасения, и Янукович сегодня пытается всячески успокоить свое окружение, чтобы оно не пошло вразнос. И вряд ли отъезд Януковича в Китай можно назвать примером его психологического спокойствия.

Вполне возможно, напротив, таким образом, Янукович хочет снять с себя груз того, что произошло и надеется, что ситуация разрулится сама собой. Но если бы он действительно хотел что-то делать, если бы у него была воля, он остался бы в стране и официальный Пекин это понял бы. Китай понимает, что в условиях фактически чрезвычайного положения, ни один президент или премьер не позволил бы себе покинуть пределы страны.